Прочитал на днях книжонку. Теперь с особым интересом смотрю новости и рекламу.Вот ссылка на pdf.Энциклопедия методов пропаганды(Как нас обрабатывают СМИ, политики и реклама)Автор: Виктор СороченкоИсточник: http://psyfactor.org/propaganda.htm• Анонимный авторитет• Будничный рассказ• Голодовка• Держи вора• Забалтывание• Эмоциональный резонанс• Эффект бумеранга• Эффект ореола• Эффект первичности• Эффект присутствия• Информационная блокада• Использование медиаторов• Классификаторы• Комментарии• Констатация факта• Ложная аналогия• Обратная связь• Обход с фланга• Отвлечение внимания• Очевидцы события• Переписывание истории• Перспектива• Повторение• Подмена• Полуправда• Принцип контраста• Пробные шары• Психологический шок• Рейтингование• Сенсационность или срочность• Смещение акцентов• Создание ассоциаций• Создание информационной волны• Создание проблемы• Создание угрозы• Социальное одобрение• Сросшиеся предложения• Упреждающий удар• Ядовитый сэндвичСМИ сегодня есть инструмент идеологии, а не информации.Главное в их сообщениях - идеи, внедряемые в наше сознание контрабандой.(С.Кара-Мурза)Чем лучше люди узнают сущность влияющих на сознание технологий,тем больше вероятность, что они поймут их назначение, и тем менеевероятность, что эти технологии будут использованы.(Дж. Маркс)Выявлять уловки политиков и журналистов - увлекательный интеллектуальный спорт. И еслиуж приходится смотреть телевизор и читать газеты, стоит иногда им заниматься. Хотя бы впрофилактических целях, чтобы лишний раз убедиться, что мы - это все еще мы, и пока непревратились окончательно в “электорат” или “сегмент рынка”.Полезный совет. Простейшим приемом психологической защиты от пропагандистского“промывания мозгов” является сознательное прерывание контактов с источникоминформации. Например, достаточно время от времени прекращать смотреть телевизор наодну-две недели, чтобы произошло “восстановление” сознания. Наваждение, внушенноетелевидением, проходит. После этого резко повышается наблюдательность и какое-то времявы будете легко замечать, из каких телепередач “торчат уши”.И еще один совет: если вам нужна объективная информация - отправляйтесь в научнуюбиблиотеку. Если же хотите получить порцию рекламы и политической пропаганды -включите телевизор или купите газету. И внимайте… Только временами останавливайтесь иотфильтровывайте от личных умозаключений те готовые штампы и иллюзии, которые изовсех сил пытаются внедрить в ваше сознание.Анонимный авторитетИзлюбленный приём введения в заблуждение, активно используемый всеми СМИ. Онотносится к т.н. “серой” пропаганде. Давно доказано, что одним из самых эффективныхметодов влияния является обращение к авторитету. Авторитет, к которому обращаются,может быть религиозным, это может быть весомая политическая фигура, деятель науки илидругой профессии. Имя авторитета не сообщается. При этом может осуществлятьсяцитирование документов, оценок экспертов, свидетельских отчетов и других материалов,которые необходимы для большей убедительности. Примеры: “Учёные на основаниимноголетних исследований установили…”, “Доктора рекомендуют…”, “Источник изближайшего президентского окружения, который пожелал остаться неизвестным,сообщает…”. Какие учёные? Какие доктора? Какой источник? Сообщаемая таким образоминформация в большинстве случаев является ложью. Ссылки на несуществующий авторитетпридают ей солидность и вес в глазах обывателей. При этом источник не идентифицирован иникакой ответственности за ложное сообщение журналисты не несут. Так что, если пассаж впопулярных СМИ начинается словами “источники информируют” или “учёныерекомендуют”, будьте уверены - это не информация, а пропаганда или скрытая реклама;причём авторы послания очень далеки от учёности и так же далеки от уверенности в своейправоте.Будничный рассказ“Будничный” или “обыденный” рассказ используется, например, для адаптации человека кинформации явно негативного, вызывающего отрицание, содержания. В специальнойлитературе этот метод описывается спокойно и по-деловому. Так, если нужно приручитьлюдей к насилию, крови, убийствам, злодеяниям всякого рода, то благообразныйтелеведущий со спокойным лицом и ровным голосом, как бы походя, сообщает Вамежедневно о самых тяжких злодеяниях. Через несколько недель такой обработки населениеперестает реагировать на самые чудовищные преступления и массовые убийства, творящиесяв обществе. (Наступает психологический эффект привыкания).Данный приём применялся, в частности, во время государственного переворота в Чили(1973), когда было необходимо вызвать индифферентность населения к действиямпиночетовских спецслужб. На постсоветских просторах его активно применяют приосвещении массовых акций протеста, действий политической оппозиции, забастовок и т.д.Например, происходит многотысячная демонстрация противников действующего режима,которая разгоняется ОМОНом с помощью дубинок и слезоточивого газа. Жестокоизбиваются участвующие в ней женщины и старики, лидеры политической оппозицииарестовываются. На следующий день журналисты будничным и деловым тоном, без эмоций,мимоходом рассказывают нам, что, мол, накануне была проведена очередная акция протеста,органы правопорядка вынуждены были применить силу, арестовано столько-то нарушителейобщественного спокойствия, против которых возбуждены уголовные дела “в соответствии сдействующим законодательством” и т.д. Такой приём позволяет СМИ сохранить иллюзиюобъективного освещения событий, но, в то же время, девальвирует значимостьпроизошедшего, создаёт у массовой аудитории представление о данном событии как о чём-томалозначительном, не стоящим особого внимания и, тем более, общественной оценки.ГолодовкаЭффективный приём эмоционального влияния на электорат и психологического давления навласть. Подбирается группа хорошо оплачиваемых молодых людей с крепким здоровьем,которые, ничем не рискуя, организовывают “курс лечебного голодания” в каком-либопубличном месте. Вокруг этого СМИ поднимают невообразимый шум. Постоянно звучатобвинения в бесчеловечности режима, организации или конкретного лица. Против этогоприёма устоять крайне сложно (при условии, что он проводится профессионально), так каквласти в любом случае вынуждены реагировать на выдвигаемые “борцами” требования.Держи вораЦель приёма - смешаться с Вашими преследователями. Ярким примером является опыт ЦРУпериода У.Колби (1970-е годы). Когда эту организацию стали уличать в терроризме,убийствах, взрывах, свержении правительств, наркобизнесе, агентурных провалах, то ЦРУ воглаве с Колби побежали впереди разоблачителей и стали так рьяно себя разоблачать, что самиразоблачители их еле успокоили. Так У. Колби сохранил ЦРУ.Этот же приём используется и для дискредитации, когда виновные, чувствуя провал,первыми поднимают крик и направляют гнев народа в другую сторону. Этим приёмом частопользуются “правозащитники” и “борцы с мафией”, задачей которых являетсядезорганизация общественности .ЗабалтываниеМетод “забалтывания” используется, когда необходимо снизить актуальность или вызватьнегативную реакцию к какому-либо явлению. Используя его, можно успешно бороться спротивником, непрерывно восхваляя его к месту и неуместно говоря о его необыкновенныхспособностях, постоянно держа на слуху его имя, явно преувеличивая его способности.Очень быстро это всем надоедает и одно имя этого человека вызывает раздражение. Авторовтакого мероприятия очень трудно уличить в намеренной дискредитации, так как формальноони прилагают все усилия для восхваления.Во время выборов данный приём активно применяется в форме “информационного взрыва”или массированого “слива компромата”. Цель - вызвать усталость и головную боль у людей,отбить у избирателей желание интересоваться тем, что за душой у того или иного кандидата.Ещё метод забалтывания нередко применяется для создания т.н. “информационного шума”,когда за потоком второстепенных сообщений нужно скрыть какое-то важное событие илиглавную проблему.Эмоциональный резонансТехнику эмоционального резонанса можно определить как способ создания у широкойаудитории определённого настроения с одновременной передачей пропагандистскойинформации. Эмоциональный резонанс позволяет снять психологическую защиту, которуюна мыслительном уровне выстраивает человек, сознательно пытаясь оградиться отпропагандистского или рекламного “промывания мозгов”. Одно из основных правилпропаганды гласит: в первую очередь нужно обращаться не к разуму, а к чувствам человека.Защищаясь от пропагандистских сообщений, на рациональном уровне человек всегдаспособен выстроить систему контраргументации и свести все усилия по “спецобработке” кнулю. Если же пропагандистское влияние на человека происходит на эмоциональном уровне,вне его сознательного контроля, никакие рациональные контраргументы в этом случае несрабатывают.Соответствующие приёмы известны с древних времён. В их основе лежит феноменсоциальной индукции (эмоционального заражения). Дело в том, что испытываемые намиэмоции и чувства - это во многом социальные явления. Они могут распространятся подобноэпидемии, заражая подчас десятки и сотни тысяч людей и заставляя массы “резонировать” вунисон. Мы существа социальные и легко воспринимаем чувства, возникающие у других.Это хорошо заметно на уровне межличностных отношений - когда дело касается близкихлюдей. Всем известно, что значит “испортить настроение” близкому человеку и как поройлегко это можно сделать. Так, мать, которой владеют отрицательные чувства, всегда передаетих своему маленькому ребёнку; плохое настроение одного из супругов может мгновеннопередастся другому и т.д.Особенно сильно эффект эмоционального заражения проявляется в толпе - ситуативноммножестве людей, не связанных осознаваемой целью. Толпа - это свойство социальнойобщности, характеризующееся сходством эмоционального состояния её членов. В толпепроисходит взаимное заражение эмоциями и как следствие - их интенсификация. Природамассового эмоционального заражения почти не изучена. Одна из интересных гипотезутверждает, что главную роль в этом играет возникновение резонансных колебаний вструктуре электромагнитных полей, образуемых человеческим организмом.Механизм поведения человека в толпе описан во многих источниках, все они совпадают втом, что человек, становясь частью массы, попадает под власть страстей. Типичные признакиповедения человека в толпе - преобладание ситуативных чувств (настроений), утратаинтеллекта, ответственности, гипертрофированная внушаемость, легкая управляемость. Этисостояния можно усилить с помощью различных средств. Необходимые настроениявызываются с помощью соответствующего внешнего окружения, определённого временисуток, освещения, лёгких возбуждающих средств, различных театрализованных форм,музыки, песен, и т.д. В психологии существует специальный термин - фасцинация, которымобозначают условия повышения эффективности воспринимаемого материала благодаряиспользованию сопутствующих фоновых воздействий. Наиболее часто фасцинацияиспользуется в театрализованных представлениях, игровых и шоу-программах, политическихи религиозных (культовых) мероприятиях и т.п. - для заражения людей в толпе особымэмоциональным состоянием. На этом фоне передаётся соответствующая информация,причём нужно стремиться к тому, чтобы её не было слишком много.В современном мире испытываемые нами эмоции в значительной степени есть результатиндукции, вызываемой средствами массовой коммуникации. Создание эмоциональногорезонанса - одна их главных задач большинства информационных сообщений иразвлекательных шоу. СМИ всегда пытаются вызвать у широкой аудитории сильные эмоции,и если необходимо, то эти эмоции они доводят до судорог (см. Психологический шок).Простой пример: обратите внимание на те интонации, с которыми радио- или телеведущиезачитывают нам информацию о событиях в стране и в мире. Когда речь идет о трагическихсобытиях (катастрофа, война, террористический акт) интонации обычно преисполненыблагородной скорби или негодования в адрес виновников. Если же, к примеру, следом за этимидёт сообщение об очередной встрече главы государства с шахтёрами (лётчиками,учителями, врачами), вы заметите, как экранная телефизиономия мгновенно преобразится и веё голосе начнут явственно проступать “конструктивный оптимизм” и уверенность всчастливом будущем нации. Этот приём называется “эмоциональная подстройка подситуацию”. Таким нехитрым способом можно формировать эмоциональное отношениемассовой аудитории к тому или иному событию.Кроме эмоциональной подстройки существуют и другие методы, заставляющие“вибрировать” аудиторию с нужной степенью интенсивности. Один из них - риторическийприём градация: комментатор повторяет доводы со всё возрастающим напряжением: “Нашнарод терпел, долго терпел, очень долго терпел! Мы терпели голод, бедность, унижение,позор! Мы страдали, долго страдали, очень долго страдали! Доколе…”. Такой приёмэмоционально “заводит” слушателей. Чтобы усилить эмоциональную действенностьсообщения нередко его насыщают конкретными подробностями, которые лучшезапоминаются и лучше усваиваются. Особенно эффективны Свидетельства очевидцев,поскольку они несут опору на элементы личностного опыта человека. Для созданияэмоционального резонанса используются и разнообразные Классификаторы.Многие приёмы создания у медийной аудитории нужных настроений были отработаны вГермании в период Второй Мировой Войны и незадолго до её начала. В частности, врадиопередачах использовались приёмы звукового воздействия, искусственно усиливающегоагрессивные переживания. Все речи А.Гитлера сопровождались музыкой из опер Вагнера,оказывающей гнетущее впечатление на слушателей: тяжёлая, сложная, она создавалаощущение надвигающейся нацистской военной машины, способной раздавить человека, иносила угрожающий характер. Для нагнетания массового психоза проводилась трансляция порадио парадов, маршей, митингов.А вот более сложный пример эмоционального резонанса: многочисленные телесериалы, атакже развлекательные реал- и ток-шоу, в избытке представленные на современномтелевидении. Обратите внимание на тот высокий эмоциональный накал, на которомпротекают подобные действа. Герои сериалов постоянно выясняют отношения наповышенных тонах, бурно проявляют свои эмоции, сюжеты этих фильмов призваны держатьзрителя в постоянном эмоциональном напряжении: “А что же будет дальше?”.Профессионально подготовленные участники ток-шоу, играющие роль “простых людей сулицы”, рассказывают свои “жизненные истории” ярко и эмоционально, постоянно норовясвести счеты со своими обидчиками прямо в “прямом эфире”. Едва ли не обязательныйэлемент таких телешоу - драка или бурное выяснение отношений, призванное эмоционально“завести” зрительскую аудиторию, зацепить её за живое… Всё это делается не просто так.Цель - создание у зрителей эмоциональной зависимости. Привыкнув получать дозу острыхэмоциональных переживаний из данного источника, человек и в будущем будет отдавать емупредпочтение. Таким образом телевизионные боссы сколачивают себе постояннуюаудиторию сериалозависимых, шоузависимых и проч. людей, зомбируют их, дабы привязатьименно к такому способу получения острых эмоциональных переживаний. А постояннаяаудитория - это уже товар, который можно очень выгодно продать рекламодателям. Масс-медийные зомби, как и любые наркоманы, будут стараться поддерживать свой “кайф” безконца и края - а значит будут безудержно поглощать всё новую и новую телепродукцию,щедро разбавляемую коммерческой и политической рекламой…Эффект бумерангаКогда официальные СМИ дружно обрушились на Б.Ельцина (конец 1980-х), тот вопрекилогике сделался национальным героем и с блеском выиграл президентские выборы в июне1991 года. Затем объектом интенсивного осмеяния и развенчивания стал В.Жириновский иэто способствовало его шумному успеху на выборах в Думу (декабрь 1993). В декабре 1995большинство мест в Думе получила КПРФ - очередной объект телевизионной травли.Осенью 1999 года развязанная ОРТ травля мэра Москвы Ю.Лужкова только укрепила егопозиции среди московского электората. Годом раньше то же самое произошло в Украине скиевским мэром А.Омельченко. Сходная проблема обсуждалась американскимипублицистами еще полвека назад, после неожиданной победы Ф.Рузвельта на президентскихвыборах. Вывод: если вы хотите завоевать популярность у широких масс, создайте себеимидж борца за справедливость, преследуемого властями.Эффект бумеранга - это те грабли, на которые регулярно наступают обладающие властьюгруппировки. Организовывая тотальную травлю своего оппонента, они “забивают” его дотакой степени, что в итоге он начинает вызывать жалость и симпатию у широкой аудитории.То же самое случается, когда власти вдруг решают бороться с циркулирующими в общественегативными слухами - доверие к слухам только усиливается.Бумеранг-эффект может иметь и противоположное действие. Например, перенасыщенностьэфира рекламой того или иного кандидата начинает вызывать раздражение аудитории.Эффект ореолаЭффект ореола базируется на коварном психологическом свойстве - человеческой склонностимыслить Ложными аналогиями. Состоит из двух распространенных стереотипов-заблуждений.“Рядом - значит вместе”. Вследствие этого феномена нахождение рядом со знаменитым иливысокопоставленным человеком несколько повышает статус в глазах окружающих. Неслучайно тот, кто запечатлён на фото рядом с “большими” людьми, с удовольствиемдемонстрирует эти фотографии всем друзьям и знакомым. Мол, я с ними на короткой ноге…Аналогично политики обожают находиться в компании популярных артистов илиспортсменов. В этом случае частичка любви и обожания, которые народ дарит своимкумирам, автоматически проецируется и на ничем не примечательных “слуг народа”.Второй стереотип состоит в следующем. Человека, добившегося весомых успехов в какой-токонкретной области, окружающие считают способным на большее и в других делах.Многочисленные факты доказывают, что это всего лишь распространенное заблуждение.Есть множество примеров, когда люди, которые блестяще делают одно дело, во всёмостальном оказываются абсолютно беспомощными.Тем не менее, этот стереотип вовсю эксплуатируется политиками и бизнес-рекламой.Достаточно вспомнить, сколько популярных артистов-спортсменов-журналистов-писателей-сатириков нанимают в свои ряды политические партии накануне выборов. Не так давно этотприём стали активно использовать и бизнесмены, стремящиеся сделать политическуюкарьеру. При этом используется следующий посыл: “Мы успешные и состоявшиеся люди,которые сделали себя сами, реализовали себя в этой жизни, сумели выжить и добитьсяуспеха в сегодняшних непростых условиях! Имея опыт положительных решений в различныхсферах социальной жизни, мы готовы транслировать свой успех в масштабах всегообщества! Мы были эффективны в своей профессиональной деятельности, поэтому будемэффективны и в политике! Мы знаем, что и как надо делать. Мы - новое и успешноепоколение. За нами будущее!” - и т.п.На самом деле под видом “нового поколения успешных людей” электорату впариваетсяпропахший нафталином большевистский лозунг, что любая кухарка может управлятьгосударством. С той лишь разницей, что вместо кухарки сегодня преподносится, к примеру,успешная бизнес-вумен, сумевшая наладить в своем городе сеть прачечных и химчисток.Бывший олимпийский чемпион, бравый боевой генерал, преуспевающий владелец пекарниили даже управляющий банком, достигнув удачи на своём профессиональном поприще,совсем не обязательно смогут принимать хорошие законы, сидя в парламенте. Эта нехитраямысль всячески замалчивается теми СМИ, которые устраивают пропагандистскую истерию вчесть очередного “спасителя отечества”.Эффект первичностиДоктор Геббельс ввёл в современную пропаганду один из ключевых принципов: человек,сказавший миру первое слово, всегда прав. Позже психологи обнаружили, что тот кандидат,который во время избирательной кампании первым убедительно преподнесёт себяпобедителем, того и признает массовое сознание. К подобным выводам пришли К.Ховланд иучёные Йельского университета в Англии, а также Н.Джанис и Л.Доуб, которые считали, чтоуспех пропагандиста в значительной мере обеспечен, если информация достигла аудиториираньше, чем информация его противников. Здесь срабатывает один из эффектов восприятия:при поступлении противоречивой информации (проверить которую невозможно) мы склонныотдавать предпочтение той, что поступила первой. Изменить уже сформировавшееся мнениеочень трудно.Данный эффект учитывается при массированном “сливе компромата”. В конце концов,виноват всегда тот, кого облили грязью - ведь ему надо будет отмываться. Вдобавок статусобвиняющего в общественном сознании воспринимается как более высокий, чем уобвиняемого. На бытовом уровне это выглядит так: “Раз оправдывается - значит виноват”.Гитлер утверждал: “Публика всегда предпочитает поверить хотя бы и на 90%недоказанному обвинению, чем опровержению, хотя бы оно было обосновано на все 100%”.Следует отметить, что ещё в 1925 году американский психолог М.Лундт сформулировал“закон предшествования”, согласно которому любое первое сообщение о том или иномфакте, событии оказывает более сильное воздействие на аудиторию, чем последующие. Однаиз причин этого феномена заключается в том, что тому кто первый сообщил информацию,принадлежит приоритет в удовлетворении имеющейся потребности и, как следствие,формирование первичной психологической установки к факту или событию. Источникинформации первым сообщающий о значимых событиях становится более привлекательнымдля аудитории, чем другие. Это способствует формированию и закреплению предпочтения кданному источнику информации на будущее, по сравнению с теми, кто действует менееоперативно.В силу этого принципа сегодня каждое СМИ стремится первым донести свою трактовкусобытий до широкой аудитории. Возникающие из-за этого проблемы ныне хорошо известны.Например, стремление журналистов к немедленной выдаче “горячих сообщений” приосвещении террористических актов всегда играет на руку террористам, координирующимсвои действия в соответствии с получаемой через СМИ информацией о происходящем.Эффект присутствияПриём также был введён в практику нацистской пропагандой. Сегодня он описан во всехучебниках по журналистике. Включает в себя ряд трюков, которые должны имитироватьреальность. Их постоянно используют при “репортажах с мест боёв” и в криминальнойхронике, фабрикуя задним числом съёмку “реальной” поимки бандитов или автокатастрофы.Иллюзию “боевой обстановки” создают, например, резким дерганьем камеры и сбиванием сфокуса. В это время перед камерой бегут какие-то люди, слышны выстрелы и крики. Всёвыглядит так, будто бы оператор в страшном волнении, под огнем снимает реальность.Из журналистских воспоминаний: “До начала американских бомбёжек Афганистанаталибы и Северный Альянс крайне редко стреляли друг в друга, в основном в воздух. Танкибили по пристрелянным точкам, чтобы, не дай Бог, никого не задеть, а то вдруг попадёшь всоседа по кишлаку. Вот поэтому Америке и России, прилагавшим колоссальные усилия,чтобы столкнуть их между собой, очень трудно было убедить их воевать по-настоящему.Бывало, что журналист приезжал на передовую с заданием: снять боевые действия, а их ив помине нет. И тогда он заказывал имитацию. Платил деньги, и моджахеды заряжалисвои автоматы и стреляли в сторону талибов, а талибы отвечали им тем же. Всёснималось на видеокамеру. После этого мировые информагентства сообщали, что группажурналистов была обстреляна талибами. В теленовостях вовсю крутили “реальные”видеокадры…”.Иллюзия достоверности оказывает сильнейшее эмоциональное воздействие и создаётощущение большой подлинности событий. Создаётся мощный эффект присутствия, мы какбудто вброшены в страшную действительность, не подозревая, что это всего лишь дешёвыйтрюк.Данный приём широко используется коммерческой рекламой - специально инсценируютсявсяческие “накладки”, чтобы создать образ бесхитростных “простых” людей. Особенноумиляют ролики, в которых очередная “тетя Ася” хорошо поставленным голосомпрофессиональной актрисы пытается эмулировать речь “людей из народа” - якобы случайныепаузы, деланные запинки, легкие дефекты произношения, показная неуверенность… Это -примитивный, но действенный приём “захвата аудитории”.Информационная блокадаЭпиграфом здесь может послужить цитата из аналитической записки МВД России: “Там, гдецена информации выражается в человеческих жизнях, не может быть места демократии,гласности и так называемому объективному освещению событий…”. Если Вы привыклинаблюдать за развитием нынешних “антитеррористических операций” глазами американскогоCNN или российских ОРТ и РТР, с методом информационной блокады вы сталкиваетесьежедневно. Например, после терактов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года правительствоСША выдвинуло список “рекомендаций” американским СМИ. Им, среди прочего,настойчиво предлагалось воздержаться от подробного освещения деятельности Аль-Каиды,от цитирования У.Бен-Ладена и от публикаций интервью с ним. Лишить противникавозможности публично высказать свою позицию - одна из главных задач пропагандистскойвойны.Информационная блокада всегда тесно связана с информационным доминированием. Это двестороны одной медали. К ним прибегают как в случае военных действий, так и в мирноевремя (например, во время выборов). Имеет место создание информационного вакуума покакому-то вопросу с последующим распространением тенденциозной информации о нём.Очень часто властные структуры блокируют информацию по какой-либо проблеме, а затемвыдают её в безальтернативном режиме. Поскольку интерес к данному вопросу в обществеочень силён, выгодная для власти информация получает максимальное распространение. Этопозволяет обеспечить единую интерпретацию происходящих событий и представляет, посути, массовое зомбирование людей. В этом случае фиксированная позиция СМИ неподлежит изменению, поэтому другая точка зрения практически недоступна для широкойаудитории.Информационная блокада сегодня сопровождает практически все военно-политическиеконфликты. Так, война с Ираком в 1991 г. изображалась как “чистая” и справедливая.Западные СМИ всячески расхваливали достоинства “хирургически точных ударов”. Приэтом старательно замалчивались любые свидетельства противоположного характера (те жеслучаи, которые невозможно было скрыть, назывались досадными “ошибками”, чтобысгладить негативную реакцию общественности - см. Подмена). Цензуре тогда подверглисьдаже бывший министр юстиции США Р.Кларк и известный в Америке оператор, которыепривезли из Багдада отснятые на плёнку свидетельства гибели и страданий гражданских лиц.Все американские телекомпании отменили ранее назначенные встречи с ними, и ни одна изних не показала нежелательные кадры.Во время воздушных атак НАТО против Югославии в Великобритании проходили выборы вЕвропарламент. Небольшая по численности Социалистическая трудовая партия поместилав своём предвыборном клипе документальные кадры опустошений, причинённыхнатовскими бомбардировками Сербии. При телепоказе этот эпизод… был просто-напростовырезан Би-Би-Си, “самым уважаемым и объективным мировым средством информации”.Чем объяснить подобную цензуру? Ответ на этот вопрос был дан ещё во время ПервойМировой Войны 1914-1918 гг. тогдашним военным министром Великобритании Ллойд-Джорджем: “Если бы люди знали правду о войне, она была бы прекращена уже завтра. Ноони её не знают и никогда не узнают”.Г.Почепцов на примере войны в Чечне классифицирует блокирующий контрольинформационного пространства следующим образом:1. Контроль вербальных обозначений (см. Подмена). Примером служат такиеобтекаемые фразы как “Ковровые/точечные бомбометания”, “Зачистка территории”и т.п., которые убирают из сознания смертоносный характер.2. Контроль визуальной картинки, в соответствии с которым на телеэкране отсутствуютизображения раненых и убитых, потеря техники со стороны федеральных войск.3. Контроль единства интерпретации событий. Наглядным примером являетсяспециальное указание министра Лесина, запретившего показ на телеэкране интервьюсо стороны чеченских боевиков.В российских СМИ примером информационной блокады может служить не толькоосвещение событий в Чечне, но и в странах ближнего зарубежья: Беларуси, Украине, Грузии,Молдове. Специальные исследования 2000-2001 годов показали, что 90-95% материалов обэтих странах представляют собой субъективные комментарии российских корреспондентовили редакций. Другими словами, российская пресса практически не позволяетпредставителям этих стран самостоятельно высказывать свою позицию. (В лучшем случаевсё ограничивается их отдельными фразами, вырванными из контекста). По сути, это один извариантов цензуры. Результат: эти страны, какими они предстают с телеэкранов или страницроссийских газет, нередко имеют так же мало общего с реальностью, как и классическийстереотип о медведях, которые бродят по Москве с балалайкой под мышкой и пьют водку изгорла.К информационной блокаде часто прибегают во время избирательных компаний.Заангажированные СМИ создают информационный ажиотаж только вокругпредпочтительного кандидата. При этом его оппонент полностью лишается возможностивысказать в СМИ свою позицию, ответить на выпады в свой адрес. В лучшем случаетелеканалы нам его показывают “без звука”, сопровождая видеоряд тенденциознымижурналистскими комментариями. Здесь есть важный нюанс: вместо того, чтобыпредоставить слово непосредственно господину N, журналисты начинают нам рассказыватьо нём. Рассказывают, что, где, когда и как он говорил, комментируют его поступки и т.д.Поэтому информационная блокада тесно связана с другим пропагандистским приёмом - К омментированием.Информационная блокада широко используется не только в политических но и вэкономических целях. Так, в начале 1990-х годов во время подготовки и проведениярыночных реформ Е.Гайдара и А.Чубайса была установлена настоящая информационнаяблокада - к массовой аудитории не были допущены специалисты, предупреждавшие огубительных последствиях “приватизации по Чубайсу” и задававшие “неудобные” вопросы:например, какой смысл отдавать в частные руки эффективные, конкурентоспособныегосударственные предприятия мирового уровня, которые обогащали казну и кормили страну?В середине 1990-х годов приёмы информационной блокады послужили прикрытиеммногочисленных афёр недобросовестных банков по созданию финансовых пирамид.Электронные СМИ, транслируя массированную агрессивную рекламу, не только некомпенсировали её предупреждающими комментариями, но и не дали доступа к эфиру темроссийским и зарубежным специалистам, которые могли бы предупредить вкладчиков иобъяснить механизм финансовых пирамид. Точно так же, уже в 1997-1998 гг.,информационная блокада служила прикрытием афёры российских деловых иправительственных кругов с ГКО, которая приняла международный масштаб и привелаРоссию к тяжелейшему кризису в августе 1998 года. СМИ не дали внятных сообщений дажео дебатах в Думе и Совете Федерации по этому вопросу в апреле-мае 1998 года. Получениеобществом этой информации позволило бы если не предотвратить крах, то хотя бы смягчитьего последствия, а гражданам спасти значительную часть вкладов.Использование медиаторовДанная техника основывается на двух постулатах. Во-первых, специальные исследованияустановили, что сильнее всего на формирование у “среднестатистического” человека мненияпо какому-либо вопросу влияют отнюдь не массированные пропагандистские кампании вСМИ. Самый большой эффект оказывают, как ни странно, циркулирующие в обществемифы, слухи и сплетни. Второй постулат вытекает из первого: эффективноеинформационное воздействие на человека осуществляется не непосредственно от средствмассовой коммуникации, а через значимых для него, знакомых ему авторитетных людей(“лидеров мнения”) - трансляторов мнений и слухов. Неофициальные личностныекоммуникации для людей более значимы, чем “официальные” сообщения СМИ.В большинстве случаев мнения людей по поводу чего-либо складываются в процессеобщения в семье, в коллективе и т.д. В беседах между собой родственники, друзья,сослуживцы осмысливают события и факты, вырабатывают общий подход в соответствии спривычными для них ценностями и нормами. Мнения по каждому вопросу (от простого -какой стиральный порошок покупать, до сложного - за кого голосовать) складываются иутверждаются под воздействием определённых авторитетов. Это люди, которые либозанимают формально (родители, супруги, старшие братья/сёстры, начальник, лидер средиединомышленников) центральное положение в группе (лидеры группы), либо признаныэкспертами в данной сфере (лидеры мнения). Другими словами, пропагандистское влияниеСМИ всегда имеет опосредованный характер.Г.Павловский, один из творцов современной информационной политики Кремля, говорит обэтом так: “Нельзя фетишизировать электронные СМИ как таковые. Нарастающий сегодняхор славословий (в адрес В.Путина - прим. ред.), транслируемый через каналы СМИ на всюстрану, приводит к обратному результату. Люди никогда не пересказывают друг другуказённые формулы и лакейские гимны властям - в своём кругу люди рассказывают друг другуто, что считают важным и интересным. СМИ значимы только в той степени, в которойони поставляют содержание, идеологемы и фактуру (поводы) для массового “трёпа” - тоесть, реальной политической дискуссии в низах, не прекращающейся в России ни на минуту.Политические инициативы и ситуации способны протранслироваться на низовой уровень(уровень массовых коммуникаций) в той степени, в какой они драматургичны,драматизированы, то есть превратились в интересный и доступный человеку сюжет(сплетню, анекдот, сценарий, миф). СМИ в пропагандистской кампании необходимы длятого, чтобы пробить прямой канал “русская столица - русские земли””.Сегодня целые газеты, журналы и телевизионные программы под прикрытиемраспространения новостей полностью посвящены сочинению и распространениюправдоподобных слухов, способных протранслироваться на уровень межличностныхкоммуникаций. В последние годы появились и специализированные интернет-проекты, почтицеликом посвящённые этой задаче. (Например, по состоянию на 2002 год к ним можноотнести такие русскоязычные медиа-порталы как SMI.Ru, ВЕРСИИ.Ru, ГАЗЕТА.Ru,РусГлобус и др.).Рассмотрим подробнее механизм восприятия подобной информации. После полученияинформационного сообщения реципиент не сразу принимает решение принять илиотвергнуть его. Сознательно или на подсознательном уровне он ищет совета у окружающихего людей и прежде всего у т.н. “лидеров мнения” его группы. Лидеры мнения - этовысокоавторитетные члены группы, мнения и советы которых по определённым вопросамимеют особую ценность для других. Они-то и играют решающую роль в формированииотношения основной массы к проблеме, отображённой в пропагандистском сообщении.Данное явление нашло отражение в модели двухступенчатого потока коммуникации,разработанной в середине 50-х годов в США Полем Лазарсфельдом. В предложенной иммодели двухступенчатость пропагандистского процесса учитывается, во-первых, каквзаимодействие между источником и авторитетами микросоциального уровня, которыеобозначаются как лидеры мнения или “медиаторы” (посредники), во-вторых, каквзаимодействие лидеров мнений или медиаторов с отдельными членами микросоциальныхгрупп.В практике информационно-психологического воздействия СМИ это, в частности, привело содной стороны к тому, что пропагандистские и рекламные сообщения стали болееориентированными на лидеров микросоциальных групп, а с другой - в них сталииспользоваться лица, мнения которых значимо для других. Американские специалистысчитают: чтобы сформировать мнение широкой аудитории по какому либо вопросу,достаточно обработать всего лишь 10% её членов - лидеров мнения (медиаторов), которые ипротранслируют сообщение на массовый уровень. В качестве медиаторов в различныхситуациях и для разных социальных групп и слоёв могут выступать неформальные лидеры,политические деятели, представители религиозных конфессий, деятели культуры, науки,искусства, спортсмены, военные, секс-бомбы и т.д. - для каждой категории населениянаходится свой авторитет. В психологии влияния это называется “фиксацией наавторитетах”.Большинство людей склонны к подражательному поведению, ориентируясь в своихпоступках на действия авторитетных для них лидеров мнения. Им свойственно брать примерс тех, кого они уважают и кто для них является лидером. Поэтому выбор эстрадных испортивных “звёзд”, других популярных лиц для передач рекламно-пропагандистскогохарактера и участия в избирательных кампаниях обусловлен прежде всего тем, что ониимеют достаточно широкую аудиторию почитателей, многие из которых не склонныутруждаться оценкой компетентности своих кумиров не только в политических, но и другихвопросах, по которым они дают свои оценки или осуществляют рекламное продвижение(например, товаров, которыми сами лично могут и не пользоваться и т.п.). С другой стороны,в рекламных роликах и пропагандистских сюжетах широко используются и “простые людииз народа”, “такие как мы”. Всё зависит от специфики продвигаемого товара или идеи.Например, убедить в том, что рекламируемое лекарство действительно необходимо, насскорее сможет профессиональный врач (а точнее - тот набор признаков, которые мывоспринимаем как “авторитетные” показатели профессионализма: белый халат, врачебныйкабинет, использование медицинских терминов в разговоре). В крайнем случае с этой задачейсправится популярный артист. А вот товары повседневного спроса мы покупаем,основываясь, в первую очередь, на мнении “таких как мы”, нашего ближайшего окружения -друзей, родственников, соседей.Главная задача всех рекламных и PR-акций состоит в том, чтобы с помощью “фиксации наавторитетах” заставить целевую аудиторию приобретать нужный товар или услугу.Например, для этого можно найти авторитетного лидера группы и подарить ему этот товар,сделав таким образом данный товар модным и престижным. Использование такогомеханизма фиксации хорошо иллюстрирует простой пример из практики рекламы. Часынекой марки ХХХ нужно было “раскрутить” в молодёжной среде. Чтобы тинэйджеры сталиих покупать, необходимо было внушить ощущение модности, эксклюзивности идоступности этих часов одновременно. Для этого в модных клубах проводился циклвечеринок, в ходе которых награждались часами ХХХ все, кто имеет определённыйавторитет в молодёжной среде - лучшие ди-джеи города, участники популярных поп-групп,ведущие популярных молодёжных телепрограмм и т.д. Победители разнообразных конкурсовтакже получали часы. Таким образом изо всех сил создавалась иллюзия, что все “лучшие”обязательно получают “лучшие” часы ХХХ. Поскольку среди тинейджеров подражательноеповедение развито очень сильно, то многие молодые люди постарались приобрести часыХХХ и для себя, причём очень интересовались, какие модели этих часов дарили тем илииным знаменитостям.КлассификаторыПсихолог Гордон Оллпорт писал, что сущность любого языка - классификация ираспределение по категориям того “непрерывного гула информации”, с которым мыежесекундно сталкиваемся. Именно эта главная функция языка даёт ему власть убеждать.Когда мы называем какой-нибудь объект, мы тем самым подчёркиваем какую-то егоспецифическую особенность, не обращая внимания на другие характеристики. То, как объектописывается (классифицируется), и манера, в которой представляется образ действия,направляют наши мысли и эмоциональные реакции в определённое русло. С помощьюклассификаторов, описывающих объекты или события, информация форматируется так, чтополучатель пропагандистского сообщения принимает навязываемое ему определениеситуации. Классификаторы, по сути, представляют собой слова-приправы для любогоинформационного сообщения. Во-первых, это слова и сочетания, полезные для описаниясобственной “позитивной и конструктивной позиции”. Во-вторых, это “контрастирующиеслова” для того, чтобы в негативном ключе охарактеризовать противника (см. Принципконтраста).Преобладающие в российских СМИ классификаторы обычно отражают общее направлениетекущей политики властных структур, прежде всего информационной. Достаточновспомнить, как в государственных (а в последние годы и в негосударственных) СМИосвещаются различные политические акции. Типичный вариант сообщения в новостях:“участники акции”… (варианты: “люди преклонного возраста, лица без определенныхзанятий, среди которых есть преступные элементы, алкоголики и наркоманы; радикальнонастроенные молодые люди, исповедующие экстремистские взгляды…”; “акция проводитсяна деньги”… (варианты: Б.Березовского; криминальных структур; иностранных спецслужб;международных террористических центров…); “целью акции являются”… (варианты:дестабилизация ситуации в стране; создание отрицательного имиджа нашего государствав мире; препятствование работе органов власти…); “государственные органы”…(варианты: предлагают решить вопрос цивилизованным способом; демонстрируютготовность к конструктивному диалогу; занимают позитивную и прагматичную позицию;не приемлют ультиматумов…); “правоохранительные структуры”… (варианты:неукоснительно соблюдают требования закона; действуют адекватно ситуации;применяют соответствующие силы и средства; мужественно противостоятдеструктивным силам и антигосударственным элементам…); “простые граждане”…(варианты: не поддерживают акцию; осуждают зачинщиков беспорядков; проявляютпонимание действий правоохранительных органов; одобряют действия главы государстваво время кризисной ситуации…). Как правило, для усиления смыслового и эмоциональногоэффекта классификаторы сопровождаются соответствующим видеорядом.Применение классификаторов в коммерческой рекламе рассматривать не будем, посколькуэто очевидно (вспомните самостоятельно любой навязший на зубах рекламный слоган).КомментарииЦель - создание такого контекста, в котором мысли человека идут в нужном направлении.Сообщение о факте сопровождается интерпретацией комментатора, который предлагаетчитателю или зрителю несколько разумных вариантов объяснения. От ловкостикомментатора зависит то как сделать необходимый вариант наиболее правдоподобным.Американский специалист О’Хара в книге “Средства информации для миллионов” пишет одикторе: “Его сообщение может выглядеть объективным в том смысле, что оно несодержит одобрения или неодобрения, но его вокальное дополнение, интонация имногозначительные паузы, а также выражение лица часто имеют тот же эффект, что иредакторское мнение”.Для этого обычно используется несколько дополнительных приёмов. Их активно используютвсе опытные комментаторы. Во-первых, включение в пропагандистские материалы такназываемых “двусторонних сообщений”, которые содержат аргументы за и противопределённой позиции. “Двустороннее сообщения” как бы упреждают аргументы оппонентаи при умелой их критике способствуют созданию определённого иммунитета против них.Во-вторых, дозируются положительные и отрицательные элементы. Для того, чтобыположительная оценка выглядела более правдоподобной, к характеристике описываемойточки зрения нужно добавить немного критики, а эффективность осуждающей позицииувеличивается в случае присутствия элементов похвалы. Все используемые критическиезамечания, фактические данные, сравнительные материалы при этом подбираются такимобразом, чтобы необходимое заключение было достаточно очевидным.В-третьих, осуществляется подбор фактов усиления или ослабления высказываний. Выводыне входят в текст приведённых сообщений. Их должны сделать те, для кого предназначенаинформация.В-четвёртых, происходит оперирование сравнительными материалами для усиленияважности, демонстрации тенденций и масштабности событий, явлений.Необходимый эффект также можно получить путем структурирования подачи сообщений(см. Ядовитый сэндвич).Констатация фактаЖелаемое положение вещей подается СМИ как свершившийся факт. Это основано, по сутидела, на гипнозе аудитории - вбиваются гвозди в несуществующий гроб. Примеры:– “В оппозиционном лагере - разброд и шатания!”,– “Влияние главы президентской администрации стремительно падает…”,– “Фракцию аграриев в парламенте покидает всё больше и больше депутатов…”,– “Движение “Наш дом - Отечество” стремительно теряет своих сторонников. Запрошедший месяц его электорат сократился с 10% до 8%…”,– “Избирательный блок “Команда нового поколения” стремительно набирает обороты.За несколько месяцев он превратился в весомую политическую силу. Он навернякапройдёт на будущих выборах в парламент…” и т.п.Приём используется для создания соответствующих настроений в обществе. Расчёт здесьпрост. Дело в том, что большинство людей мыслят стереотипами: “Дыма без огня небывает”, “Раз об этом все говорят - значит так оно и есть”. У человека искусственносоздаётся ощущение себя в меньшинстве. В результате он становится безынициативным,отдавая приоритет тому, кого он считает представителем “большинства”.Такого рода пропаганда обычно подаётся под видом новостей или результатовсоциологических исследований. Этим снижается критичность восприятия - людям труднопонять, что под прикрытием сообщений о событиях в стране и мире им скармливаетсяобычная “деза”.Для придания авторитетности подобным сообщениям широко используются “лидерымнения”: популярные журналисты, известные политологи, социологи и проч. Сброситьбремя авторитета - психологически трудный процесс. Он требует мужества и свободнойволи. Ведь власть имущие и денежные мешки всегда имеют возможность нанять приятноговедущего, любимого артиста, уважаемого академика, неподкупного правозащитника илисекс-бомбу - для каждой категории населения найдётся свой авторитет.Приём используется и в бизнес-рекламе. Заголовок в деловом журнале: “Спрос напрестижные офисы в центре начинает превышать предложение!”. (Искусственно создаетсяощущение дефицита).Ложная аналогияОдной из самых опасных психологических ловушек является склонность человека мыслитьаналогиями, строить в своём мышлении т.н. псевдологические последовательности.Привычным для большинства людей стилем мышления является тот стиль, которыйиспользует логические связки “причина - следствие”. Эти связки кажутся полностьюдоступными контролю сознания и соответствуют сфере “здравого смысла”. Связку“конкретная причина - конкретное следствие”, которая имела место когда-либо, мы склонныэкстраполировать и на другие объекты, не имеющие никакого отношения к первоначальным -тут и кроется подвох.Данная психологическая особенность активно используется пропагандистами. Прекрасныепримеры подобного рода, относящиеся ко временам т.н. “перестройки”, находим в книгеС.Кара-Мурзы “Манипуляция сознанием”: “Вспомним метафору рыночников: “нельзя бытьнемножко беременной”. Мол, надо полностью разрушить плановую систему и перейти кстихии рынка. Но ведь никакого подобия между беременностью и экономикой нет. Болеетого, реальная экономика и не признаёт “или - или”, она, если хотите, именно “немножкобеременна” многими хозяйственными укладами. Поскольку все указания специалистов напостоянные ошибки такого рода игнорировались, речь идёт о сознательных акциях поразрушению логики. Диверсия против логики - во всех ссылках на Запад (не будем дажепридираться к тому, что и сама западная действительность при этом была представленаложно). Постоянно повторялось, например, такое: “Британская империя распалась -значит, и СССР должен был распасться!”. И никаких обоснований подобия. И почемусравнивают с Британской империей, а не с Китаем и не с США? Или и они должныраспасться и именно сегодня? Кстати, из тезиса о закономерности распада СССР снеизбежностью следует, что и Российская Федерация должна распасться - ведь она точнотакая же империя, какой был СССР. Ну, чуть поменьше, но это дела не меняет”.На использовании ложных аналогий строится пропагандистская техника созданияАссоциативных связей.Обратная связьЛюди, выступающие в каком-либо действе в качестве участников, в большей степени меняютсвои взгляды в пользу мнения, рекомендуемого её сценарием, чем пассивные наблюдателипроисходящих событий. Это установили многочисленные психологические эксперименты.Иллюзия участия в дискуссии по какой-либо актуальной проблеме приводит к большемуизменению мнений и установок, нежели простое пассивное восприятие информации. Длятого, чтобы у аудитории не возникало ощущения одностороннего воздействия и комплекса“безучастности адресата”, современными СМИ широко практикуются способы, такназываемой, “обратной связи” в различных формах: звонки в студию во время прямогоэфира, выбор по телефону варианта ответа на поставленный вопрос и др. Подобный“макияж” призван создать у массовой аудитории иллюзию участия в информационномпроцессе.Если вы когда-либо пытались дозвониться в студию во время телепередачи, чтобы задатьвопрос её участникам, вы знаете, что перед тем как “выпустить” вас в эфир, контролирующийредактор обязательно поинтересуются сущностью задаваемого вопроса. Вы будете допущенытолько в том случае, если задаваемый вами вопрос соответствует общей редакционнойполитике данного телеканала. Если же вы вдруг начнёте говорить совсем не то, васмоментально “вырубят” из эфира на полуслове - проверено на практике.Псевдосоциологические опросы (когда во время эфира зрители по телефону голосуют за тотили иной ответ) чаще всего являются лишь способом формирования общественного мнения,а не его реальным отражением, то есть разновидностью обычной пропагандистскойманипуляции. Вопросы формулируются таким образом, чтобы создать у аудитории"правильный" взгляд на ту или иную проблему. Они направляют ход наших размышлений вконкретном направлении. “Никогда не задавайте вопрос, на который нельзя получить тотответ, который вам нужен”, - главный принцип подобных опросов. В этих случаяхформулирование проблемы в терминах “выгоды, выигрыша чего-нибудь” будет болееубедительным на фоне контрастирующих высказываний о том же в категориях “проигрыша,потери чего-либо” . Вот простой пример в несколько утрированном виде:Вопрос: “Каким вы хотите видеть место вашей страны в современном мире?"Варианты ответов:1. Я хочу, чтобы моя страна стала донором сырьевых ресурсов для высокоразвитыхгосударств и источником дешёвой рабочей силы для транснациональных корпораций.2. Я хочу, чтобы моя страна превратилась в полигон для химических и ядерных отходовсо всего мира.3. Я хочу, чтобы моя страна стала могущественным государством с развитойэкономикой и высоким уровнем жизни населения.Догадайтесь с трёх попыток, какой вариант ответа выберет большинство людей,позвонивших в студию? В подобном ключе строятся почти все “интерактивные телефонныеопросы”.Организаторы опросов общественного мнения давно знают, что едва заметные изменения вформулировках приводят к значительно отличающимся ответам. Практичные янки в своёвремя даже провели специальное исследование на эту тему. Психологи Б.Локкерби иС.Борелли установили, например, что процент американцев, поддерживавших оказаниепомощи контрас (антиправительственных сил) в Никарагуа, за период с 1983 до 1986 годаварьировался от 13% до 42% в зависимости от того, как формулировался вопрос. Если ввопросе открыто упоминались Рональд Рейган или контрас или использовалисьидеологические ярлыки для определения противостоящих сил в Никарагуа, то помощьподдерживало большее количество американцев. Если в вопросе упоминалась выраженная вдолларах сумма помощи или представлялись обе стороны проблемы, оказывать помощьмятежным контрас желало гораздо меньшее количество американцев.Блестящий пример манипуляции подобного рода был осуществлён одной московскойрадиостанцией в конце 1990-х, которая после многократного повторения сообщения осложностях с бензином в Петербурге задала своим слушателям вопрос: “Нужно липоставлять горючее в Югославию?”. При этом не было никакого упоминания мненийпрофессиональных экспертов о причинах сложностей с горючим и информации о потереэкспортных доходов России в случае срыва поставок в Югославию. В итоге 75% людей,позвонивших на станцию, дали отрицательный ответ.В тех случаях, когда мнение невыгодное коммуникатору доминирует, задача “обратной связи”сводится к коррекции, изменению умонастроений масс. Демонстрация подтасованныхрезультатов телефонных опросов, “фильтрация” звонков в студию, организация “мненияобщественности” через подставных людей “с улицы” и т.п. направлены на то, чтобы учеловека, имеющему иное мнение, сформировать психологическую установку “белойвороны” - оказывается другие, и их большинство, думают иначе. Порой несогласие иинакомыслие сознательно или случайно допускается, например, озвучивается возмущённыйтелефонный звонок или публикуется протест. Этот момент всячески обыгрывается,подчёркиваются достоинства данного источника информации, который “объективно”показывает весь спектр мнений и точек зрения по различным вопросам.Разновидностью обратной связи является т.н. техника инсценированных мероприятий.Прежде всего к ней относятся разнообразные варианты общения высокопоставленныхперсон с “простым народом”. “Общение” может быть прямым (ответы на вопросы, заданныегражданами по телефону, задушевные разговоры со “случайными прохожими” на улице ит.д.) и опосредованным (пресс-конференции, брифинги для масс-медиа, ответы на вопросыжурналистов и т.п.).Чаще всего т.н. общение с народом является всего лишь хорошоотрепетированным спектаклем. Известно, например, что президент Франции де Голль неполучил за всю свою жизни ни одного вопроса на пресс-конференциях, к которому бы не былзаранее готов. Президент США во время своих пресс-конференций также отвечает навопросы, которые заранее предоставляются журналистами в пресс-службу Белого Дома.Вообще, консультанты любого политического лидера всегда готовят своего шефа кожидаемым вопросам, проигрывая возможные ответы. В период скандала с М.Левинскипрезидента США Б.Клинтона специально заставляли выпускать пар на репетициях пресс-конференций, чтобы в реальном контексте он выглядел спокойным и уверенным. Чтокасается Б.Ельцина, то бывший сотрудник его пресс-службы Д.Шевченко подчёркиваетследующее: “Все вопросы на пресс-конференциях были заранее согласованы с Ельциным. Онзнал даже точную рассадку корреспондентов в первом ряду - Костиков каждый развычерчивал президенту каллиграфический план-схему”.Соответствующие телепрограммы организовываются таким образом, будто бы главагосударства (либо другая высокопоставленная персона) спонтанно отвечает на вопросы,заданные гражданами по телефону или через Интернет. Лучший экспромт - это заранееподготовленной экспромт. Эта старая поговорка вспоминается сама собой, когда наблюдаешь,как очередной Гарант Конституции с недостижимой для простых смертных бойкостью исвязностью речи очень удачно отвечает на несколько десятков весьма непростых вопросов,поступающих за короткое время. В действительности он даёт тщательно отрепетированныеответы, специально подготовленные его командой. Вопросы обычно подбираются исходя изрезультатов социологических исследований. Они должны отражать актуальные социальныепроблемы, волнующие широкие массы людей, либо формировать благоприятный имиджданного должностного лица. Далее народ наблюдает очередное телешоу под названием“Глава государства отвечает на вопросы простых граждан в прямом эфире” с последующейдемонстрацией одобрительных отзывов “простых людей с улицы” (“Ах, я даже и непредполагал, какой демократичный у нас президент - простой и доступный, открытый длядиалога, пообщаться с ним может каждый!” и т.п.).Обход с флангаВернёмся к исследованиям западных теоретиков пропаганды. Установлено: в США напредвыборных митингах республиканцев не встретить демократов и наоборот. Большинствоопрошенных людей показали, что выключают радио- или телепрограмму, когда слышатпередачу в защиту точки зрения, которая противоречит их собственной. В этих случаяхсрабатывает психологический защитный механизм, который поддерживает в человекесостояние внутреннего равновесия, уверенности в своей правоте, оберегает его откогнитивного диссонанса (травмирующего переживания конфликтной ситуации). Поэтому, вчастности, пропаганда во время предвыборных кампаний редко когда вербует заметное числоновых приверженцев того или иного кандидата - в основном она закрепляет ужесуществующие взгляды. Отсюда вывод: для того, чтобы иметь успех, пропагандист долженуметь заставить слушать себя. Нужно также уметь пробиться через отрицательнуюпредрасположенность аудитории или обойти её, чтобы иметь возможность влиять на людей.В годы Второй Мировой Войны в свои передачи на нацистскую Германию Би-Би-Сивключало сводку погоды. Безразличные к военным, политическим, идеологическимпозициям воюющих сторон цифры, фальсифицировать которые не имело никакого смысла,должны были распространить вызванный ими эффект правдивости на все передачи Би-Би-Си. Такого рода уловки, рассчитанные на создание впечатления непредвзятости иобъективности источника пропаганды, постепенно множились и усложнялись. В настоящеевремя они выросли в хитроумную систему “обхода с фланга”.Главное место в тактике “обхода с фланга” занимает пропаганда информацией (т.н.фактографическая пропаганда). Она заключается в дозированной передаче достоверныхсведений, точность которых заранее известна слушателям или читателям и может быть легкоими проверена. К категории такой “убеждающей информации” относятся, в частности,фактические данные. Например, имена, названия улиц, номера домов, огромное количестводеталей, являющихся достоверными и, в которые как бы “упаковываются” пропагандистскиесообщения.Например, во время Второй Мировой Войны английской разведке удалось достатьпофамильные списки всех командиров немецких подводных лодок, состав их семей,фамилии их любовниц, данные об их взаимоотношениях между собой, отношениях междусемьями, их слабости, хобби и прочее. Это было активно использовано. В частности,известны ежедневные пропагандистские радиопередачи на немецком языке, которые вела длянаходящихся в боевых походах немецких подводников англо-американская разведка,раскрывая свою потрясающую информированность. Каждая передача начиналась прямымобращением к экипажу конкретной подводной лодки и к конкретным подводникам. Имсообщалось, например, что чья-то семья погибла под бомбами в Гамбурге или былаэвакуирована куда-нибудь, что в госпитале умер от ран какой-нибудь их друг илиродственник. Обращения звучали приблизительно так (цитируется по книге И.Бунича“Операция “Гроза””): “Мы обращаемся к вам, командир подводной лодки “U-507” капитан-лейтенант Блюм. С вашей стороны было очень опрометчиво оставить свою жену вБремене, где в настоящее время проводит свой отпуск ваш друг капитан-лейтенантГроссберг. Их уже, минимум, трижды видели вместе в ресторане, а ваша соседка фрауМоглер утверждает: ваши дети отправлены к матери в Мекленбург…”. После этогопередавались пропагандистские сообщения о ненужности войны, безвыходном положенииГермании и т.д. Позже, в годы Холодной Войны, вещавшие на СССР американские ибританские радиостанции, занимающиеся “серой” (распространение недостовернойинформации) и “черной” (распространение дезинформации) пропагандой, нередкоиспользовали городские телефонные книги для того, чтобы упомянуть в передачах реальныефамилии и адреса советских граждан.Самые влиятельные медиа-концерны западного мира CNN, BBC, DW десятилетияминакапливали авторитет мнимой объективности, используя технику фактографическогоправдоподобия. Основное время в своих программах они отводят разного родаинформационным передачам, где под видом бесстрастных новостей подаётся политическиориентированная точка зрения. Впечатление “объективности” и “непредвзятости” создаётся спомощью вкрапливания в тексты пропагандистских материалов “мнений противнойстороны” или фактов, на первый взгляд неблагоприятных для официальной точки зрения техстран, откуда они вещают.Разнообразное обыгрывание подлинного фактографического материала - не единственныйметод “обхода с фланга”. Существуют и другие. Один из них - это подделка под взгляды,вкусы и склонности целевой аудитории. Другой - подача материала под таким углом, словнопроповедуемая мысль лишь развитие принятых в данной аудитории представлений. Здесьставка делается на постепенное, неторопливое, “эволюционное” вовлечение в орбитуидеологических и политических воззрений. Западные исследователи обнаружили, чтомедленное, подспудное вовлечение в сферу пропагандистских влияний нередко оказываетсявесьма эффективным для людей с неустоявшимися взглядами, не определивших для себяпривязанности к определённому кругу людей, образу мысли и образу жизни и т.п.Американские психологи проследили и описали, например, как протекает процесс усвоениячеловеком взглядов, точек зрения, мнений, несвойственных его мировоззрению, социальномуположению, социальной среде. Человек случайно наткнулся на ранее незнакомуюинформацию. Ознакомился с ней, увидел интересную для себя постановку вопроса,любопытную информацию, ответ на какую-то волнующую его проблему. И только потомузнал, что это написано “чужим”. Знай он это раньше, возможно, не стал бы читать илислушать. А теперь - другое дело. Предрасположенность оказалась прорванной. Рядом ссохраняющейся настороженностью, верностью прочным представлениям появляется элементтерпимости. Встретится теперь человеку информация из того же источника или аналогичногосодержания, он уже не оттолкнет её. При повторных контактах может пробудиться ещёбольший интерес. Человек начинает целенаправленно искать их. Если он находит в новойинформации отзвук своих потребностей и интересов (как он их понимает) и одновременно невидит им соответствующего убедительного толкования в “своих” традиционных источникахинформации, то незаметно для себя может вообще полностью переориентироваться. Приэтом не исключено, что он будет убеждён, будто не изменил своих воззрений. Но объяснятьмир он уже начал с иных позиций.Возможен и такой вариант, когда человек знает, что имеет дело с враждебной пропагандой исмотрит на неё с предубеждением. Но любопытство берёт верх, он принимается её изучать -и дальше всё идет по приведённой схеме. Предубеждение, даже предрассудок могутпотесниться, а затем и вовсе сойти на нет, превратиться в свою противоположность. Думая,что выработал “собственную позицию”, человек начинает подпадать под влияние совсеминой идеологической системы.Ещё одна рекомендация создателей тактики “обхода с фланга” - всячески скрывать своиподлинные цели, избегать конфликтов с общепризнанными в данной аудитории (в данномобществе) взглядами, ценностями, нормами, господствующим мировоззрением. Если этогоне делать, сквозь негативную предрасположенность не прорваться. “Пропаганда толькотогда обречена на провал, когда она внешне похожа на пропаганду”, - утверждаютспециалисты.Огромное значение придаётся заигрыванию с аудиторией, например, превознесению еёнациональных качеств и достижений национального гения, подчёркиванию своего“сострадания” к положению тех или иных социальных групп, отдельных индивидуумов и т.п.Всё это надо делать без единого слова явной хулы в адрес противников и без единого словаоткровенной хвалы в адрес “своих”.В этой связи небесполезно процитировать документ “Психологическая война против СССР”,разработанный аналитиками ЦРУ в 1950-х годах. Он содержит список рекомендаций и“предлагаемой тематики” пропагандистских сообщений. Этот документ весьма поучителен.Итак,“Задача №1. Вскрыть и развивать духовные ценности, моральные и этические концепциисоветского народа, особенно русских, и установить идентичность этих ценностей сценностями свободного мира. Предлагаемая тематика:• Правдивость, сострадание, щедрость, любовь к семье, гостеприимство - вотнекоторые ценности, дорогие советскому народу, всё это производное от ихдуховной жизни. Это общее достояние с народами свободного мира, но онопрезирается правителями СССР.• Исторический вклад русских в различных творческих сферах свободного мира:философии, искусстве и науке - всегда признавался и уважался.• Изучение классической русской литературы, политической философии и этикипоказывает: Россия разделяла и находилась под влиянием творческих социальных икультурных сил, которые развивал Запад. Политические и этические идеалы русскогонарода в основе такие же, как на Западе, ибо они проистекают из тех же духовныхисточников, они извращены в коммунистическом государстве, но не умерли.Предостережение. Мы не должны перебарщивать, говоря о западном влиянии, и непроизводить впечатления говорящих свысока.• Русская семья основывается на любви, доверии, взаимопомощи и уважении к правамдругих. Это ценности, общие со свободным миром.• То, за что советские люди сражались в годы революции,- мир, свобода и хорошаяжизнь для всех, является основными концепциями, общими со свободным миром. Этиконцепции ежедневно осуществляются в политической жизни свободного мира.• Заверить русский народ, что свободный мир не вынашивает никаких замыслов нипротив них, ни против их страны, а лишь добивается для них свободы и процветанияв дружественном и сотрудничающем мире”.Не менее поучительно обратиться к “рекомендуемой тематике” пропагандистских рассказов оСоединенных Штатах:• США миролюбивы, уважают суверенитет и независимость народов другихгосударств;• американцы проводят различие между советским народом и его правительством;• США никогда не воевали с Россией;• США помогали советскому народу во Второй Мировой Войне ещё до вступленияСША в войну с Германией;• США продолжали помогать народу СССР даже после завершения боевых действийво Второй Мировой Войне;• американцы предоставили свои знания и опыт при строительстве промышленностив СССР;• любовь к технике и науке в повседневной жизни общи для народов СССР и США;• наши страны велики, и мы строим смелые планы;• у нас общий дух пионеров;• в США живут многие тысячи людей русского и украинского происхождения,которые оказывают существенное влияние на американскую жизнь;• русская и украинская народная музыка и музыка их композиторов (включаясоветских) очень часто исполняются в США; многие наши выдающиеся музыкантырусского происхождения;• романы и рассказы русских писателей очень популярны в США и в свободном мире. Вовсех главных университетах изучают русскую литературу;Примечание. Нужно рецензировать новые биографии русских писателей иисследования по русской литературе, даже если в них нет политическогосодержания;• народы США и свободного мира знают о мужестве, энергии и чаяниях советскихлюдей, многие американцы выражали публично восхищение этими качествами;• США помогают всем народам где только могут, независимо от того, согласны ониили нет с политикой США;• в американском театре всё ещё изучают систему Станиславского, и не делаетсяникаких попыток скрыть её русское происхождение;• правительство США, многие частные организации и отдельные лица пыталисьустановить культурные, научные и технические обмены с СССР;• сущности Америки и свободного мира, об основных идеалах, которые мы разделяем ссоветским народом, даёт представление американская и другая западнаялитература, имеющаяся в СССР: Стейнбек, Эптон Синклер, Марк Твен, ДжекЛондон, Диккенс и т. д. Хотя некоторые из этих книг принадлежат к направлению“социального протеста”, они показывают демократическую веру в социальныйпрогресс в действии”.Следует отметить, что примерно в таком ключе американская пропаганда действует исегодня. Разумеется, с поправкой на современную политическую ситуацию и национально-культурные особенности очередных “врагов всего цивилизованного мира”.Отвлечение вниманияДля пропаганды, как и любого другого вида манипуляции, важной задачей являетсяподавление психологического сопротивления человека внушению. Поэтому, по мнениюбольшинства специалистов, любая пропаганда должна быть комбинацией развлекательного,информационного и убеждающего компонентов. Под развлечением понимается любоесредство, которое возбуждает интерес к сообщению и в то же время маскирует его истинныйсмысл, блокирует критичность восприятия.В 1960-е годы было обнаружено, что сообщения, направленные против какого-либо мненияили установки, оказываются более эффективными, если в момент их передачи отвлечьвнимание получателя от содержания сообщения (например, проигрывая популярнуюмузыкальную мелодию). В этом случае затрудняется осмысление информации получателем ивыработка им контрдоводов - основа сопротивления внушению. Исследования 60-х годовповысили эффективность манипуляции в прессе и на телевидении. Газеты стали применять“калейдоскопическое” расположение материала, разбавление важных сообщений сплетнями,противоречивыми слухами, сенсациями, красочными фотографиями и рекламой.Телевидение стало по новому компоновать видеоряд, точно подбирая отвлекающие вниманиеобразы. Сегодня практически все новостные телепередачи представляют собойкалейдоскопический набор привлекательных визуальных образов и информационныхсообщений о никак не связанных между собой событиях. В этом есть своя логика. Так,И.Калинаускас считает, что когда разнообразной информации слишком много, человекоказывается не в состоянии её осмысленно обработать. Поэтому приходится вписывать еёсебе в сознание как единое целое, т.е. воспринимать её некритично."…Иногда, наоборот, жёстко запрограммированные (традиционные) события могут бытьиспользованы для отвлечения внимания от политической акции, которая в другое времявызвала бы повышенную общественную активность. Так, очень умело был выведён вотставку Ельцин - 31 декабря 1999 года, когда все люди готовились встретить новый год, апотом пребывали в похмелье до 4 января". (По материалам книги С.Кара-Мурзы“Манипуляция сознанием”).Исключительно сильным отвлекающим действием обладают беспрецедентные инепривычные события (убийства, катастрофы, террористические акты, громкие скандалы).Под их прикрытием политики обычно торопятся провернуть все тёмные дела.К технике отвлечения внимания относятся также предвыборные концерты и всевозможныенародные гуляния, во время которых эстрадные звёзды кричат нам со сцены: “Голосуй илипроиграешь!”, “Родина в опасности!”, “Защитим российскую культуру!”, - получая за этоамериканские доллары.Очевидцы событияОчень эффективный приём, нередко используемый для создания Эмоционального резонанса.Опрашивается много случайных людей, из слов которых формируется необходимыйсмысловой и эмоциональный ряд. Особенно сильный эффект производят кричащие старухи,плачущие дети, молодые инвалиды.Классическим стал пример времён войны в Персидском заливе. В октябре 1990 г. мировыеСМИ облетел рассказ пятнадцатилетней девочки о том, что она видела, как иракские солдатывытащили пятнадцать младенцев из роддома и положили их на холодный пол умирать. Имядевочки демонстративно скрывалось из соображений безопасности её семьи. ПрезидентСША Дж. Буш использовал рассказ о мёртвых младенцах десять раз в течении сорока днейперед началом вторжения в Ирак. Сенатское обсуждение по одобрению военной акции так женеоднократно возвращалось к этому факту. Позже выяснилось, что этой девочкой оказаласьдочь посла Кувейта в США, члена кувейтской правящей семьи. Еще позже стало известно,что большинство остальных “свидетелей” были подготовлены и выставлены известнойфирмой по паблик рилейшнз Hill & Knowlton. Но это уже никого не волновало.Переписывание историиМетод эффективен в длительной перспективе, когда требуется постепенно сформироватьнужное мировоззрение. Чтобы “промыть мозги” целому обществу, совершить над нимкрупную программу манипуляции и отключить здравый смысл нескольких поколений, надо впервую очередь разрушить историческую память.Современные технологии манипуляции сознанием способны разрушить в человеке знание,полученное от реального исторического опыта, заменить его искусственносконструированным “режиссёром” знанием. Искусственно сформированная картинаисторической действительности передаётся отдельным индивидам с помощью книг, лекций,радио и телевидения, прессы, театральных представлений, кинофильмов и т.д. Такимобразом строится иллюзорный мир, который воспринимается как настоящий. В результатевсю реальную жизнь человек может воспринимать как неприятный сон, а те химеры, которыеему внушает пропаганда, реклама и масс-культура, введя его в транс, воспринимает какреальность.В этом деле особенно эффективен кинематограф. Кино, как способ пропаганды, способнооказывать чрезвычайно высокое эмоциональное воздействие (см. Эмоциональный резонанс).Оно активно генерирует в воображении зрителя иллюзорную картину мира в оченьидеализированном виде. В соответствии с авторским замыслом кино может произвольносоздавать у зрителя ощущение “справедливости” и моральной правоты того или иногоперсонажа, независимо от его действительной роли в истории. При этом пропагандистскоевлияние на человека происходит скрыто, на эмоциональном уровне, вне его сознательногоконтроля. Никакие рациональные контраргументы в этом случае не срабатывают. Простойпример: на рациональном уровне мы все хорошо осознаём, кем был Адольф Гитлер и знаемего поступки. Однако, используя специальные драматические приёмы и игру талантливыхактёров, кинорежиссёр вполне может представить всё так, что симпатии зрителей однозначноокажутся на стороне фюрера. Его отвратительные преступления покажутся вовсе непреступлениями, а благородным делом - ведь сами жертвы будут выглядеть злодеями,заслуживающими быть убитыми. И сидящие в кинозале люди будут искренне рыдать,наблюдая как честный и благородный фюрер пускает себе пулю в висок в апреле 1945-го.Манипулирование ощущением “справедливости” того или иного персонажа активноиспользует Голливуд. Все видели американские боевики “Рэмбо” и “Рэмбо-2”, поэтому знают,что Америка, позорно проиграв войну во Вьетнаме, с успехом выиграла её на киноэкранах.Подобных фильмов Запад произвел тысячи - и наводнил ими весь мир. Не считаямужественного ответа в виде х/ф “Одиночное плавание” (1984), Советский Союз (а потом иРоссия) не противопоставил им ничего.В то же время трудно переоценить то значение, которое экспансия западной масс-культурывообще и западного кинематографа в частности сыграли в развале советской системы.Целенаправленно или спонтанно в общество были внедрены западная картина мира изападные стандарты жизни. Вообще, следует сказать, что одной из причин пораженияСоветского Союза в Холодной Войне стал проигрыш именно на уровне масс-культуры.Советская пропагандистская машина не смогла создать привлекательный виртуальный мир,который был бы зрелищным, захватывающим, интересным для массовой аудитории иодновременно “правильно” интерпретировал мировую историю, пропагандировал советскиеценности и образ жизни. (Отдельные шедевры типа х/ф “Кубанские казаки” не в счёт. Этоисключения, подтверждающие правило). Запад же чрезвычайно преуспел в продуцировании“вкусных” иллюзий.В области масс-культуры, несмотря на её крайнюю примитивность, США сегодняпользуются не имеющей себе равных притягательностью, особенно среди молодежи всегомира. По мнению З.Бжезинского, масс-культура (наряду с военным и экономическиммогуществом), обеспечивает Соединенным Штатам политическое влияние, близкогокоторому не имеет ни одно государство мира. Информация к размышлению. В 1994 году одной голливудской киностудией был снят боевик“Пуля в Пекин” с Майклом Кейном в главной роли. Он снимался в Санкт-Петербурге, а егогерои боролись с чеченской мафией. Когда фильм был почти готов, как раз началасьчеченская война и весь мир сочувствовал Чечне, поэтому показывать “плохих чеченцев”стало политически нецелесообразно. Картину запретила американская цензура. Фильмположили на полку несмотря на миллионные затраты на его производство. Этот фактнаглядно демонстрирует, какое значение имеет пропагандистский фактор в современнойиндустрии развлечений США.Обратите внимание: “плохие парни” в американских боевиках всегда четко соответствуюттекущему внешнеполитическому курсу Соединенных Штатов. Если в прошлые десятилетиякиносупермены типа Рэмбо или Джеймса Бонда мужественно сражались преимущественно сковарными советскими шпионами и полковниками-садистами из КГБ, то по сюжету фильма,вышедшего в 2002 году, Агент 007 попадает в плен уже к северокорейцам (современнымпредставителям “мировой оси зла”) и подвергается там зверским пыткам. Изящный иненавязчивый приём пропагандистского промывания мозгов, использующий Эффектперспективы.Ещё одной популярной темой сегодня является переписывание истории Второй МировойВойны. Посмотрев американские блокбастеры, вы, наконец, поймёте, что хребет нацизмубыл сломан не в Сталинграде и под Курском, а во время спасения из плена американскогорядового Райана . А в суперфильмах “Сталинград” (1994) и “Враг у ворот” (2001) выувидите, как благородные и цивилизованные немцы мужественно сражаются против русскихдикарей и, в общем, выходят в Сталинграде победителями. Причём немцы, оказывается,были все как на подбор антифашисты, “просто они честно выполняли свой воинский долг”.К.Лох, английский кинорежиссёр, сказал однажды: “Важно, чтобы история писалась нами,потому что тот, кто пишет историю, контролирует настоящее”.Результат очевиден: сегодняшние познания Второй Мировой Войны у среднестатистическогожителя Запада хорошо иллюстрирует следующий диалог:Вопрос:– Знаете ли вы, сколько американцев погибло во Второй Мировой Войне?– О, очень много. Я бы сказал… Пятьдесят тысяч, думаю…– А сколько русских?– Ну не знаю… Но, конечно, не так много как американцев.– Почему вы так думаете?– Ну, они присоединились к нам только в самом конце войны… Разве нет? Неужелираньше? О, вот так штука!Успехи западной пропаганды на этом поприще столь значительны, что должны обеспокоитьобщественность в государствах с “незападным” типом культуры. Так, на вопросы, ктовпервые создал атомную электростанцию, атомный ледокол, искусственный спутник Земли,самую мощную ракету-носитель, корабли на подводных крыльях и воздушной подушке,вывел человека в космос, одержал решающую победу во Второй Мировой Войне,значительная часть российской (!) молодежи называет… Соединенные Штаты. (Наверное,иначе и быть не может после того как по российским экранам с большим успехом прошёлголливудский блокбастер “Армагеддон” (1999), где российский космонавт изображёнзаконченным чудаком с ощутимой долей придури, разгуливающим по орбитальной станциив шапке-ушанке и ремонтирующим бортовые компьютеры с помощью кувалды.) Списоктаких псевдодостижений Запада можно продолжать до бесконечности. В это же время,некоторые свои действительные достижения на Западе почему-то не афишируют. Например,приоритет изобретения атомной бомбы, а затем её испытания на мирных жителях Хиросимыи Нагасаки. (Кстати, сегодня 30% молодых японцев искренне считают, что эти города и ихнаселение истребили русские, сбросив атомные бомбы, а американцы самоотверженноспасали пострадавших).Следует отметить, что в последние годы в России предпринимаются кое-какие шаги в данномнаправлении. В первую очередь они связаны с формированием благоприятногообщественного мнения относительно действий власти по разрешению чеченского конфликта.Для этого, в частности, активно используется и масс-культура. Примером служат снятые попрямому заказу российских органов спецпропаганды многочисленные телесериалы оспецназе, о ментах, в общем - о “наших ребятах”, простых и справедливых, которыемужественно сражаются в Чечне “за нас с вами”. Общее направление “манипуляциисправедливостью” в данном случае характеризует цитата из х/ф “Война” (2002, реж. АлексейБалабанов):– А сколько стоит купить? (заложника для получения выкупа)– В Чечне биржа есть: купить одно, а заказать совсем другое…– Как это, заказать?– Ну а как убийства заказывают? Ну вы прямо как с Луны…– Так это бандиты…– А чеченцы и есть бандиты!– Все?– Да, все! (и т.д.)Лидирующие в российских хит-парадах песни группы “Любэ” (“Батяня комбат”, “Давайза…” и т.д.) - из той же оперы.ПерспективаОсвещая какой-либо конфликт, “независимые” СМИ дают слово только одному участнику ифактически играют на его стороне, создавая одностороннюю перспективу. В частности, этотприём используется при освещении военных действий.Так, во время югославского конфликта в 1998 году 80% сообщений западных СМИ имелинегативный контекст относительно югославской или сербской стороны, тогда какотносительно этнических албанцев негатив практически отсутствовал. Согласно западныминформагенствам, насилие в 95% случаев осуществляли сербы или их предводители(С.Милошевич и К°). Майор Т.Коллинз из службы информации армии США признал вфеврале 2000 года, что CNN - “оплот мировой демократии и свободы слова” - во время войныактивно использовало и оплачивало услуги PR-специалистов из рядов американской армии:“Они помогали производить нужную информацию о Косово”.А вот другое признание сотрудника НАТО: “Когда мы знаем, что это сделали сербы, мыговорим, что это сделали сербы. Когда мы не знаем, кто это сделал, мы говорим, что этосделали сербы. А когда мы знаем, что это сделали не сербы, мы говорим, что не знаем, ктоэто сделал”. (Pittsburg Post Gazette, 7 ноября 1999 года).Для оправдания войны НАТО использовало научные приёмы манипулированияинформацией. В своё время на Западе были опубликованы научные статьи, посвящённыетехнологии “демонизации сербов”. Главный вывод: если непрерывно и долго помещать слово“серб” в отрицательный контекст (просто включать в описание страшных событий и вокружение неприятных эпитетов), то у телезрителей, независимо от их позиции, возникаетустойчивая неприязнь к сербам. Кроме того, надо, разумеется, не давать доступа ктелекамере никому из сербов. Аналогичным образом западная пропаганда демонизируетобразы С.Хусейна, М.Каддафи, Ф.Кастро и других “плохих” политических лидеров.Похожим образом российские правительственные СМИ сегодня освещают события в Чечне.Повторение“Массы называют истиной информацию, которая наиболее знакома, - писал ЙозефГеббельс. - Обыкновенные люди обычно гораздо более примитивны, чем мы воображаем.Поэтому пропаганда, по существу, всегда должна быть простой и без концаповторяющейся. В конечном счёте, самых выдающихся результатов во влиянии наобщественное мнение достигнет только тот, кто способен свести проблемы кпростейшим словам и выражениям и у кого хватит мужества постоянно повторять их вэтой упрощённой форме, несмотря на возражения высоколобых интеллектуалов”.Один из самых эффективных способов пропаганды - неустанное повторение одних и тех жеутверждений, чтобы к ним привыкли и стали принимать не разумом, а на веру. Человекувсегда кажется убедительным то, что он запомнил, даже если запоминание произошло в ходечисто механического повторения рекламного ролика или назойливой песенки. При этом надовоздействовать не на идеи и теории противника, а на обыденное сознание, повседневные“маленькие” мысли, желания и поступки среднего человека. Выдающийся философ АнтониоГрамши писал: “Это - не изречение некой истины, которая совершила бы переворот всознании. Это огромное количество книг, журналов, брошюр, газетных статей, разговорови споров, которые без конца повторяются и в своей гигантской совокупности образуют тодополнительное усилие, из которого рождается коллективная воля, которая необходима,чтобы получилось действие”.Психологами проведено огромное количество исследований с целью выяснитьхарактеристики повторяющихся сообщений, обеспечивающие запоминание. Обнаруженоналичие критической временной величины: целостное сообщение должно укладываться впромежуток от 4 до 10 секунд, а отдельные частицы сообщения - в промежутки от 0,2 до 0,5секунд. Чтобы воспринять сообщение, которое не вмещается в 8-10 секунд, человек ужедолжен сделать усилие, и мало кто его хочет делать. Такое сообщение просто отбрасываетсяпамятью. Поэтому квалифицированные редакторы телепередач доводят текст до примитива,часто выбрасывая из него логику и связный смысл, заменяя их ассоциациями и игрой слов.Повторение - главное средство недобросовестной пропаганды. Поэтому оно служит хорошимпризнаком её наличия. Если вдруг начинают ежедневно мусолить одну и ту же тему иупотреблять одни и те же словесные конструкции - дело нечисто.Например, ежегодно ко времени уборки урожая организовывается плач прессы по поводувысоких налогов на дизтопливо; периодически возникают кампании против отмены льготмонополистам, против запрещения рекламы алкоголя и табака; незадолго до выборов всеправительственные СМИ, как на подбор, начинают хвалить одних деятелей и ругать других ит.д. Здесь идёт заведомая ставка на внушение, поскольку никаких разумных доводов обычноне существует - просто имеет место обычный теневой заказ, оплаченный энным количествомбанкнот с изображениями ненаших президентов.ПодменаПодмена - это один из вариантов пресловутых “двойных стандартов”. Заключается виспользовании благоприятных определений (эвфемизмов) для обозначения неблагоприятныхдействий и наоборот. Основной целью применения приёма является создание благоприятногоимиджа насильнических действий. Так, погромы называются “демонстрациями протеста”,бандитские формирования - “борцами за свободу”, наёмники - “добровольцами”.В своё время больших успехов на этом поприще добились пропагандисты Третьего Рейха.Чтобы снизить остроту восприятия мародёрства, пыток, убийств и геноцида,осуществляемых в качестве государственной политики, нацисты использовалимногочисленные эвфемизмы. Например, гестапо не арестовывало граждан, а “подвергалопредварительному заключению”. СС не грабили собственность убитых евреев, а “брали еёпод надёжную охрану”. Вторжение в Польшу в 1939 году было “полицейской акцией”, апоследующее убийство её граждан стало “экстраординарной акцией по умиротворению”.Зданиям в концлагерях давали радостные названия типа “Счастливый соловей”, “Райскийуголок”. Заключённых там никогда не травили газом и никогда не убивали; их простоприводили к “окончательному решению” или применяли к ним “специальное обращение”.Сегодня в западной пропаганде используются такие же приёмы. В освещении“антитеррористических операций” и “миротворческих акций” употребляются выражения“защитная реакция”, “ограниченный воздушный удар”, используются обозначения:“моральный долг США”, “программа объединённых сил демократии”. Подрывныеорганизации, которые создаются западными спецслужбами для свержения неугодныхполитических режимов, получают красивые названия типа “Национальный фонд поддержкидемократии”, “Международный демократический форум”, “Институт открытогообщества”, “Свободный дом” и т.п. Когда убивают американцев или евреев где-нибудь наБлижнем Востоке - это терроризм; когда убивают российских солдат в Чечне - это борьба занезависимость и право народа на самоопределение…Вообще, метод вербальной подмены используется очень широко. Если вы летите бомбитьвоенные объекты в другом государстве… нет, вы не агрессор, вы - участник миротворческойоперации. Это у нас ловят шпионов, у них же - наших разведчиков. Когда наши спецслужбыликвидируют государственных преступников - это вынужденная самооборона, когда их - этогрязные политические убийства. Когда туземцы воюют против нас - они “душманы”(бандиты), когда на нашей стороне - “моджахеды” (борцы за веру). Список можнопродолжать до бесконечности.Вторая чеченская война в России привела к возникновению целого сонма вербальныхподмен, призванных “правильно” описывать ситуацию: “Это не война, аантитеррористическая операция…”, “Идет зачистка территорий…”, “Федеральные войсказаняли, федералы продвинулись…”. Г.Почепцов приводит интересный пример супотреблением/неупотреблением слова “граница” по отношению к Чечне. Посколькупересечение границы предполагает акт агрессии, это слово быстро исчезло из лексиконароссийских СМИ.ПолуправдаИсторические писания маркиза Астольфа де Костина разложили мозги не одного русского“вольнодумца” 18-19 веков. Маркиз продемонстрировал, что стержнем пропагандистскойвойны есть ложь. Так, описывая плохие санитарные условия жизни в России и дикие нравыместного населения, он совершенно “забыл”, что в это же время в каждом уважаемомфранцузском доме, в том числе и королевском, во время игры в карты на стол ставиласьспециальная тарелочка для раздавливания вшей, периодически выбегавших из роскошныходежд дам и кавалеров.Метод полуправды активно использовался во времена распада СССР. В конце 1980-х годов всоюзных республиках возникли центробежные тенденции. Для их усиления республиканскиеэлиты, стремившиеся к власти и полной независимости от Москвы, активно формировалиобраз врага. Внедрялась идея: Россия нас грабит. Эстонцы были глубоко убеждены, чтоименно они кормят весь СССР. Та же идея была очень популярна в Украине, где оченьлюбили подсчитывать количество областей, “работающих” на обеспечение Москвыпродовольствием. Похожие мифы разрабатывались в республиках Средней Азии и наКавказе. Они активно использовались для формирования и управления национальнымидвижениями, охватившими в начале 90-х годов большинство союзных республик.Действительно, республики отдавали большую часть своего валового продукта в союзноепользование. Этот факт активно использовался для разжигания недовольства Союзом вообщеи Москвой - в частности. Но при этом было совершенно “забыто” то обстоятельство, чтосоюзные республики получали “из центра” никель, олово, кадмий, нефть, газ и другиересурсы, необходимые для функционирования национальных экономик. Это - классическийпример применения полуправды.Сегодня многих в России раздражает та скорость, с которой бывшие “братья по соцлагерю”из Восточной Европы побежали в НАТО. Психологически это не трудно объяснить. Уприбалтов, поляков, болгар и других народов ещё очень свежа память о вассальнойзависимости от СССР, жёстком идеологическом диктате “старшего брата” - вот и тянетпоскорее залезть под ядерный зонтик дяди Сэма. Однако сегодня в этих странах почему-тоникто не говорит, что взамен они имели дармовое оружие, сверхдешевые энергоносители игигантский рынок сбыта для своих товаров. “Братскую дружбу” с Советским Союзом если ивспоминают, то только в негативном ключе. Впору посочувствовать бывшим сателлитам затакую однобокую память - вместо распоряжений из Москвы им теперь приходитсявыполнять любые капризы и сексуальные прихоти Вашингтона , на свои кровные покупатьдорогое натовское оружие, кормить огромную армию натовских чиновников и генералов (кслову, визит Дж. Буша в Литву в конце 2002 года обошелся ей в 600 тыс. долларов - “старшихтоварищей” из Москвы принимать было намного дешевле).Метод полуправды применяется не только для решения вопросов большой политики. Властиего активно используют, например, при очередном повышении цен на коммунальные услуги,пытаясь убедить нас в том, что за свет, газ и воду платить необходимо по мировым расценкам- как платят в Америке или Европе. О том, что тогда и доходы населения нужно увеличить доевропейского уровня, деликатно умалчивается.Принцип контрастаБелое хорошо заметно на чёрном фоне, впрочем, как и наоборот. Психологи всегдаподчёркивают роль социального фона, на котором воспринимается человек или группа.Бездельник рядом с работающими людьми вызывает гораздо большее осуждение. На фонезлых и несправедливых людей добрый человек всегда воспринимается с особой симпатией.Принцип контраста используется, когда по какой-то причине сказать прямо нельзя (цензура,опасность судебного иска за клевету), а сказать очень хочется. В этом случае обеспечиваетсядомысливание в нужном направлении.Например, все СМИ широко используют особую компоновку тем новостных сообщений,наводя получателя информации на вполне однозначные выводы. Это особенно заметно вовремя избирательных кампаний. Детально, со смакованием подробностей, освещаются всевнутренние конфликты и скандалы в лагере политических оппонентов. Мол, “все они там” -сборище демагогов и скандалистов. Напротив, “своё” политическое движение подаётся каксплочённая команда единомышленников, профессионально занимающихся реальнымиконструктивными делами. Новостные сюжеты подбираются соответственно. “Плохие”ругаются за места в партийных списках - “хорошие” в это время открывают построенную засвой счёт детскую больницу, помогают инвалидам и матерям-одиночкам. В общем, декорациятакая, что пока одни политики борются за власть и выясняют отношения между собой,другие занимаются созидательным трудом во благо народа.Одни СМИ выставляют в более выгодном свете одни избирательные блоки, другие - другие.По ангажированности журналистов можно легко угадать, какая финансово-политическаягруппировка контролирует данное СМИ.Пробные шарыКампании по политической и военной пропаганде всегда тщательно готовятся экспертами вобласти психологии, рекламы, маркетинга и обычно оплачиваются фирмами пообщественным связям (PR-агентствами), нанятыми заказчиками. Путём предварительныхопросов и других исследований специалисты изучают сознательную и бессознательнуюреакции публики для того, чтобы выработать самую эффективную тактику. Нередкопроисходит своеобразная “проверка на практике” некоторого спектра пропагандистских тем,чтобы выявить из них наиболее “проходные”. Для этого на медиа-рынок выбрасываетсяопределённое количество “сенсационных сообщений”. Те из них, которые не получаютобщественного резонанса, снимаются с повестки дня. А наиболее удачные начинаютусиленно раскручиваться с помощью подконтрольных СМИ (см. Создание информационнойволны ).Во время войны в Югославии пропагандистская кампания, проводимая НАТО, предваряласьзапуском пробных шаров. Для Косово такими темами стали потоки беженцев, убийства(которые имели место, но в гораздо меньших масштабах, чем это представлено НАТО) инекоторые другие. Сербам были выдвинуты ужасные обвинения: “концлагеря”, “щиты изживых людей”, “массовые изнасилования”…Так, 30 марта 1999 г. сербов обвинили в том, что они согнали албанцев на футбольныйстадион в Приштине (25.000 мест), чтобы там их казнить. Обвинение символическое,специально отсылающее массовое сознание к преступлениям пиночетовского режима. Наследующий день репортёры отправились на стадион: абсолютная пустота. Больше об этомзападные СМИ не упоминали. Опровержения также не последовало. 7 апреля 1999 г. всообщении того же Франс Пресс Югославия обвиняется в том, что создаёт из албанцев“живые щиты”: “Судьба тысяч косоваров, которым Белград не дает уйти из Косово,вызывает беспокойство мирового сообщества…”. И эта тема не получила продолжения,поскольку в дальнейшем было заявлено, что “Белград изгоняет албанцев с их земель”. 2августа 1999 года Б.Кушнер (глава миссии ООН в Косово) делает громогласное заявление отом, что найдено 11000 трупов - жертв этнической чистки. На следующий день онмимоходом сообщает, что “факты не подтвердились”. Постоянные сообщения об “ужасныхпреступлениях” подогревали западное общественное мнение в пользу агрессии НАТО.Некоторые из них получали широкий резонанс, другие проходили незамеченными. Еслизападные СМИ под давлением фактов в дальнейшем и были вынуждены даватьопровержения ложных сообщений, то делали это в виде нескольких слов, напечатанныхмелким шрифтом на последних страницах.Психологический шокПсихологический шок - одна из разновидностей использования Эмоционального резонанса,доведённого до пикового уровня. Сегодня СМИ вводят зрелище смерти в каждый дом и вогромных количествах. Мы постоянно видим изображения убитых людей крупным планом -так, что их не могут не узнать их близкие. Мы смотрим на полуобгоревшие трупы жертвкатастроф и терактов. Мы лицезреем кадры со стоящими на полках черепами… Не будемкасаться моральных аспектов превращения трупов в телевизионный реквизит. Скажемтолько, что часто это делается для того, чтобы под прикрытием шока внушить чистополитические идеи. Психологический шок обычно снимает все психологические защиты ипропагандистская абракадабра беспрепятственно проникает в наш мозг.Так, исследования показали, что видеоряд, показывающий, например, последствия войны,оказывает сильнейшее воздействие на подсознание и восстанавливает общественное мнениепротив стороны, совершившей акт разрушения (независимо от того, являются лисправедливыми цели самой войны). Поэтому при освещении “миротворческих операций”западные СМИ всегда жёстко дозируют показ разрушений и гибели людей.Российские СМИ широко использовали психологический шок при освещении событий вЧечне. В 1996 году многие телеканалы (особенно НТВ) показывали очень много видеокадровсо взрывами, разрушениями и гибелью людей - для того, чтобы внушить идею о ненужностивойны. Напротив, в 1999-2000 годах цели стали диаметрально противоположными.Взорванные террористами дома, отрезанные головы российских солдат и западныхжурналистов должны были доказать, что чеченские боевики - выродки рода человеческого,поэтому “зачистка территорий” необходима.РейтингованиеПредставляет собой разновидность уже рассмотренного ранее приёма Констатации факта.Психологи давно установили, что публикация результатов социологических исследованийвлияет на общественное мнение. От 10 до 25% избирателей при выборе кандидатов, закоторых они будут голосовать, руководствуются социологическими рейтингами. Многиелюди хотят голосовать за сильного, но мало кто - за слабого. Здесь срабатываетпсихологический феномен, свойственный среднестатистическому обывателю - желание быть“как все”. Поэтому, огласив накануне выборов более высокий рейтинг кандидата, можнореально увеличить количество поданных за него голосов.В связи с этим многие социологические фирмы в период избирательной кампанииуподобляются представительницам древнейшей профессии и начинают работать попринципу “Любой каприз за ваши деньги”. “Назначая” лидера рейтинга они тем самым исоздают отчасти этого лидера.В СМИ псевдорейтинги обычно подаются под научным соусом: “Опрос проводился во всехрегионах нашей страны. Объём статистической выборки составил 3562 человека. Учтенывсе социальные категории и возрастные группы. Граничная величина среднестатистическойошибки не превышает 1,5% и т.д.”. Умные слова и научные термины призваны оказатьгипнотизирующее воздействие на обывателя.Сенсационность или срочностьПриём общего действия, обеспечивающий необходимый уровень нервозности иподрывающий психологическую защиту. Эта нервозность, ощущение непрерывного кризиса,резко повышает внушаемость людей и снижает способность к критическому восприятию.Дело в том, что любая манипуляция достигает успеха, когда она опережает процессмобилизации психологической защиты аудитории, когда ей удаётся навязать свой темпнашему сознанию. Именно поэтому сегодня практически все новостные блоки в СМИначинаются с т.н. “сенсационных сообщений”: серийных убийств, авиационных катастроф,террористических актов, скандалов из жизни политиков или шоу-звезд.На самом деле срочность сообщений почти всегда бывает ложной, искусственно созданной.Иногда сенсационность служит для отвлечения внимания. Обычно такая “сенсация” не стоити выеденного яйца, - то слониха в зоопарке родила, то в туннеле автобус с грузовикомстолкнулся, то подросток изнасиловал и убил свою бабушку. На следующий день об этом всезабывают.Г.Шиллер пишет: “Подобно тому как реклама мешает сосредоточится и лишает весомостипрерываемую информацию, новая техника обработки информации позволяет заполнитьэфир потоками никчемных сообщений, ещё больше осложняющей для индивида и без тогобезнадёжные поиски смысла”.Под прикрытием сенсации можно либо умолчать о важном событии, о котором публика знатьне должна, либо прекратить скандал, который уже пора прекратить - но так, чтобы о нёмбольше никто не вспоминал. Поэтому сенсационность тесно связана с приёмом Отвлечениявнимания.Смещение акцентовИспользуется, например, при сообщении последних новостей. Сущность приёма хорошообъясняет американский анекдот времен Холодной Войны: Американский президент исоветский генсек приняли участие в забеге на длинную дистанцию. Победил генсек.Американские комментаторы сообщают следующее: “Наш президент пришел вторым, агенсек - предпоследним”. Формально всё сказано правильно, а на самом деле слушателиобмануты.Ещё один анекдот. Грустный. Сообщение в газете: “Хорошо вооружённые кулакамипалестинцы напали на мирно сидящих в танках израильских солдат. Солдаты получилитяжёлые моральные травмы. Палестинцы отделались лёгкими смертями”.Данный приём очень часто используют ведущие мировые информагентства.Создание ассоциацийОбъект в глазах общественности искусственно привязывается к чему-то такому, чтовоспринимается массовым сознанием как очень плохое (или наоборот - хорошее). Для этойцели широко используются метафоры.“Сталин - это Ленин сегодня” - советская пропаганда;“С. Хусейн - арабоговорящий Гитлер” - американская пропаганда;“НАТО - фашизм” - югославская пропаганда.Метафоры, включая ассоциативное мышление, дают огромную экономию интеллектуальныхусилий. Именно здесь-то и скрыта очередная пропагандистская ловушка. Соблазнсэкономить интеллектуальные усилия заставляет человека вместо изучения и осмыслениясущности проблем прибегать к ассоциациям и Ложным аналогиям: называть эти вещи какой-то метафорой, которая отсылает его к иным, уже изученным состояниям. Чаще всегоиллюзорна и сама уверенность в том, что те, иные состояния, через которые он объясняетсебе нынешнее, ему известны или понятны. Например, российский патриот говорит себе:нынешний путинский режим - как во времена Петра Первого. Он уверен, что знает, какимибыли времена Петра Первого, и в этом, возможно, его первая ошибка - и первое условиеуспеха данной манипуляции.Поэтическая метафора создаёт в воображении красочный образ. Он оказываетчудодейственный эффект и надолго отшибает здравый смысл. Переубедить людей, в головыкоторых вбита простая и привлекательная ложная метафора, бывает очень трудно.Достигнуть чего-нибудь при помощи логики здесь невозможно, нужно запускатьконтрметафору.Иногда словесные метафоры заменяются соответствующим видеорядом. Имеет место,например, манипулирование образами политических противников - в телерепортажах о нихподверстывается видеоряд с изображениями нацистов, Гитлера, черепов и т.д.Для создания нужных ассоциаций совсем не обязательно пользоваться метафорами.Существуют и другие факторы ассоциативной привязки к объекту. Например, в историибывшего СССР в период “перестройки” таким фактором стал экономический: политическиетребования в пропагандистских сообщениях увязывались с уровнем жизни. В утрированномвиде можно сказать, что такой фактор, как отсутствие многих товаров в магазинах, сталодним из основных обоснований необходимости “установления демократии”.Сегодня на просторах СНГ широко практикуется связывание имени политическогооппонента с бедственным положением народа. Незадолго до выборов сплошь и рядом в СМИможно встретить многочисленные примеры. Интересно то, что “наезды” на конкретногодеятеля происходят в разных СМИ, но одинаковыми фразами: “Будучи главойправительства, Василий Пупкин стал инициатором повышения цен на коммунальные услуги(хлеб, лекарства, проезд в транспорте и т.д.). Он является виновником банкротствакрупнейшего банка страны, в результате которого миллионы вкладчиков лишились своихсбережений. Кроме того, он недавно встречался с известным террористом NN, публичнообнимался с ним и жал ему руку…”. В общем - негодяй попирает свободу, пьёт народнуюкровь, обирает бедных, поощряет несправедливость, врёт и т.п. Одинаковость текста,публикуемого в разных источниках, иногда просто поражает. Негативная ассоциация, скоторой удаётся в массовом сознании связать противника (фашист, сталинист, взяточник,мафиози и т.д.) заставляет отвернуться от него всех колеблющихся.Обычно кампании по созданию негативных ассоциаций начинаются одновременнонесколькими СМИ и так же молниеносно прекращаются. Такая синхронность нагляднопоказывает “свободу” прессы и телевидения и служит надёжным признакомпропагандистской операции.На использовании ассоциаций сегодня построено множество рекламных и пропагандистскихсообщений. Главнейшие из этих приёмов были определены Уильямом Джемсом: ассоциацияпо совмещению (изображение на одной рекламе банана и ребёнка), ассоциация понеожиданности, свойственная сюрреализму (разрез печени Венеры Милосской,погружающейся в минеральную воду Виши), ассоциация по смежности (текст, состоящий иззаметок, связанных только тем, что они напечатаны рядом на одной странице), ассоциации позвуковому сходству, которыми пользуются авторы рекламных лозунгов и товарных знаков имн. др.Создание информационной волныОдной из эффективных техник пропагандистского воздействия на большие группы людейявляется создание (инициирование) т.н. информационной волны. Пропагандистская акцияпроводится таким образом, что заставляет большое количество средств массовойкоммуникации комментировать первоначальные сообщения. Основная цель использованияэтого приёма заключается в создании т.н. “вторичной информационной волны” на уровнемежличностного общения - для инициирования соответствующих обсуждений, оценок,появления соответствующих слухов. (См. Использование медиаторов). Всё это позволяетмногократно усилить мощь информационно-психологического воздействия на целевыеаудитории.Пусковым механизмом (“инцидентом”) информационной волны могут быть самые разныесобытия. В современной практике мы являемся свидетелями многочисленных форм еёсоздания, в том числе с помощью всевозможных скандалов. Для представителей шоу-бизнеса- это громогласные заявления об уходе со сцены, о том, кто с кем разошелся или сходится,слухи о нетрадиционной сексуальной ориентации и т.п. Политики нередко пытаютсяспровоцировать конфликт со своим противником путём действия, высказывания или другогоспособа, который станет более или менее заметным событием. Классический примерактивного использования подобных методов - создание имиджа лидера ЛДПРВ.Жириновского (публичные потасовки, обливание соком оппонента и проч.). Ещё одинспособ иницирования информационной волны - банальный “слив компромата”, когда в СМИпубликуются некие “сенсационные материалы”, дискредитирующие ту или инуювысокопоставленную персону (видеосъёмки секс-оргий с его участием, аудиозаписи“плохих” разговоров и т.п.). Исключительно сильным влиянием в процессе инициированияинформационной волны обладают события, которые оказывают шокирующее влияние намассовую аудиторию: акты святотатства, террористические акты, политические убийства ит.п.Но гораздо чаще не содержание самой акции, а соответствующая технология её проведенияинициирует возникновение информационной волны. Ведь какой бы сенсационной не былаинформация, за 6-7 дней она полностью “выгорает”, приедается и выветривается измассового сознания. “Продолжить жизнь” информационной волне можно с помощьюспециально сконструированной системы распространения медиа-сообщений.Соответствующая технология разработана довольно давно и активно используется,например, в практике деятельности спецслужб.Как же действует эта система? Спецслужбы многих государств имеют в зарубежных странахт.н. “пятую колонну”: оплачиваемых журналистов, общественных или политических деятелейс определённым влиянием и авторитетом. Установление таких контактов являетсяпостоянной задачей любой резидентуры. Система контактов имеет двойную цель. С однойстороны, журналисты работают в среде, где распространяется информация, поэтому онимогут быть превосходными информаторами. С другой - такие агенты могут легкофабриковать пропагандистские материалы и размещать их в местных СМИ. Кроме того,нередко спецслужбы сами готовят необходимые материалы, но платят журналистам запубликацию так, как если бы это была их собственная работа. Журналисты (илиобщественные деятели) передают пропагандистскую информацию как подлинные “горячие”новости в агентства, влиятельные газеты или TV-программы. Как только информацияпоявилась где-либо, другие агенты спецслужбы подхватывают её, ссылаясь наопубликовавшее материал СМИ как на источник, и стараются распространить его по всейстране или миру.Вся операция рассчитана на создание эффекта “снежного кома” - информационныесообщения начнут порождаться СМИ лавинообразно, уже без участия пропагандистов.Вспомните, как в горах возникают снежные лавины или, ещё лучше, камнепад. Вы стоите навершине горы и бросаете вниз маленький камешек. Он начинает катиться вниз, увлекает засобой чуть большие камни, те, в свою очередь, толкают еще большие камни и вниз начинаеткатиться груда огромных каменных глыб, остановить которую невозможно. В созданииинформационной волны используется тот самый принцип - падким на сенсации журналистамподкидывается некая “эксклюзивная информация”, и они начинают разносить её по всейстране, заимствуя друг у друга, дополняя и развивая данную тему уже без вашего участия.Это один из ключевых методов специальных информационных операций, практикуемыхспецслужбами. Искусственно создаётся некоторая критическая масса информационныхматериалов (“камешек”), которая по достижении определённого объёма начинаетраспространятся самостоятельно, без дополнительных усилий по её внедрению,воспроизводя саму себя во всё новых и новых сообщениях. Происходит лавинообразноераспространение материалов в других СМИ, то есть создаётся так называемая “первичная”информационная волна, которая затем порождает и “вторичную”.Информационные волны призваны решить следующие задачи. Прежде всего, конечнойцелью может быть дестабилизация - рассогласование, парализация или нарушениедеятельности широких слоёв населения, конкретных социальных групп, организаций илицелых государственных институтов. В дестабилизации обстановки могут бытьзаинтересованы как внешние противники (правительства или спецслужбы другихгосударств), так и борющиеся за власть финансово-политические кланы внутри страны.Далее, это может быть активизация, т.е. побуждение отдельных индивидуумов или групп кдействиям в заданном направлении. Например, политический скандал, вызывающийнедовольство действующей властью, доводится до “точки кипения” и далее переключается наразнообразные проявления “народного негодования” (антиправительственные выступления,массовые беспорядки и проч.). Наконец, это может быть интердикция, т.е. наоборот,недопущение определённых действий, блокирование нежелательных видов деятельности. Типичным примером массированных информационных волн можно считать действия,направленные на формирование отрицательного имиджа конкретных государств. ФилиппЭйджи, бывший сотрудник ЦРУ, отмечает, что во время пребывания у власти правительстваС.Альенде в Чили (начало 1970-х) американскими спецслужбами таким образом былиопубликованы тысячи клеветнических и искажённых материалов как внутри страны, так и заеё пределами. В настоящее время накануне каждой военно-политической акции СШАотносительно других государств в американской и мировой печати инициируетсясоответствующая пропагандистская кампания. Сегодня также не является большимсекретом, что западные спецслужбы активно используют ведущие мировыеинформагентства (Рейтер, Ассошиэйтед Пресс и др.) для проталкивания пропагандистскихматериалов во влиятельные газеты, журналы и телепередачи. Их российские коллеги такжеедят свой хлеб не даром - вспомните “грузинскую проблему”, периодически возникавшую в2001-2002 годах в российских СМИ (чеченские боевики, террористы из “Аль-Каиды”, а то исам У.Бен-Ладен, якобы скрывающиеся в Панкисском ущелье на территории Грузии;обвинения грузинских властей в попустительстве, бомбардировка российской авиациейгрузинской территории летом 2002 года и т.п.). Это - типичный пример инициированияинформационной волны с целью давления на “неудобные” российским властям политическиережимы.Нередко роль “пятой колонны” в конкретной стране выполняют т.н. международныеобщественные организации. Это преимущественно западные структуры, имеющие имидж“правозащитных”: “Репортёры без границ”, “Human Rights Watch”, “Freedom House” имножество других. Когда определённым кругам США или Западной Европы нужно решитьполитические задачи на иностранной территории, эти организации получают конкретныйзаказ и начинают информационную атаку на указанный объект. Фактически они играют рольдиверсионных отрядов на чужой территории, которые поддерживаются извне и возбуждаютобщественное мнение как внутри страны, так и за рубежом. Делается, это, например, путёмраздувания скандалов по поводу нарушения свободы слова в конкретной стране, ущемленияправ журналистов, прав человека, сексуальных меньшинств, животных и проч.Создание проблемыНельзя сказать, что пропаганда позволяет убедить большинство людей в чём угодно. Частоона не может диктовать людям то, как надо думать. Однако массированныепропагандистские кампании в СМИ вполне способны диктовать нам то, о чём следуетдумать, навязать аудитории “правильную” повестку дня для обсуждения. Созданиепроблемы - это целенаправленный отбор информации и придание высокой значимости темили иным событиям. Ведь событие и его освещение в СМИ - совсем не одно и то же. СМИмогут “не заметить” какое-то событие или наоборот, придать ему исключительную важность,независимо от его действительной значимости для общества.В 1980-х годах политические психологи Дональд Киндер и Шанто Айенгар (Kinder, D, &lyengar, S.) провели блестящий эксперимент. Они меняли содержание программы вечернихновостей, которую смотрели участники исследования. В ходе своих научных изысканийКиндер и Айенгар монтировали вечерние новости таким образом, чтобы испытуемыеполучали постоянную дозу новостей по определённой проблеме, стоящей перед США.Например, был проведён эксперимент, в котором одни испытуемые узнавали о слабостяхамериканской обороны; вторая группа смотрела программу, в которой особое вниманиеуделялось проблемам загрязнения окружающей среды; третья группа регулярно слушаласообщения об инфляции и экономических вопросах. После недели просмотра специальноотредактированных программ большинство испытуемых выходили из экспериментаубеждёнными в том, что проблему-мишень, получившую обширное освещение впросмотренных ими программах, для страны очень важно разрешить в первую очередь.Больше того, оценивая деятельность действующего президента США, участникиэкспериментов исходили из того, как он справляется с проблемой-мишенью. Новоевосприятие влияло и на политические пристрастия - более позитивно оценивались текандидаты, которые занимали сильные позиции именно по данному вопросу.Был сделан ещё один вывод: информационная активность относительно того или иногообъекта позволяет занять ему неэквивалентное его реальному статусу положение.Дозированная подача информации может либо завысить, либо занизить его статус. Врезультате “моська” в реальной жизни может стать “слоном” в информационномпространстве, и наоборот, “слон” в реальности может стать “моськой” в информационномпространстве. В последнем случае молчание или минимальное продуцирование информациибудет способствовать укреплению представления о данном объекте, как о чём-томалозначительном, не стоящим внимания широкой аудитории. Примером может служитьосвещение в российских СМИ деятельности Компартии. Являясь по сравнению с другимипартиями сильным компонентом политического поля, она не получает адекватногоотражения в СМИ. Другим вариантом неэквивалентного отражения является сознательноеискажение события при сообщении о нём в СМИ. Например, как правило, коммунистическиемитинги всегда демонстрируются на телеэкранах с акцентом на очень пожилых участниках, спортретом Сталина или Ленина. Когда на какой-то митинг привели козу, то всё вниманиеоператоров было устремлено на неё. Подобный показ делает системными некоторыеслучайные характеристики события, благодаря чему он получает неадекватный образ.Исследователи проблем массовой коммуникации постоянно обнаруживают связь междуосвещаемыми в СМИ вопросами и тем, что зрители рассматривают как наиболее важныесоциальные проблемы. Наиболее актуальными люди считают именно те проблемы, которыеподробнее всего освещаются в средствах массовой коммуникации. Создавая тематическоедоминирование в информационном пространстве, нам тем самым навязывают определённуюкартину мира, направляют наши мнения по таким проблемам, как действия властей,преступность, терроризм, социальное неравенство, безработица и т.д. Сергей Кара-Мурзапишет: “Во всяком случае, опасность стать жертвой терроризма на три порядка (в тысячураз) меньше, чем вероятность стать жертвой катастрофы за рулём автомобиля. Из 15миллионов водителей в России ежегодно гибнет порядка 1 на тысячу. (О числе умерших отСПИДа или от банального пьянства скромно умолчим. Как и о том, сколько женщин и детейежегодно становятся жертвами бытового насилия в семьях - прим. ред.). От терактов вРоссии гибнет порядка 1 на миллион. Но мы ведь не боимся ездить на машине. Почему жемы не боимся ездить на машине, но боимся террористов? Прежде всего потому, чтосильные мира сего не заинтересованы в том, чтобы мы боялись автомобиля. Поэтомутелевидение и не показывает нам с утра до ночи изуродованные трупы жертвавтокатастроф. Если бы показывало с той же интенсивностью, как и дело руктеррористов - то мы боялись бы автомобиля панически!”.Хотя в реальности это явление сегодня имеет не больший политический вес, чем в 1970-е или1980-е гг., тенденциозная информационная политика привела к тому, что в последнее времяедва ли не большинство россиян самой большой опасностью для страны считают раздутуюиллюзию “угрозы международного терроризма”, а не реальные социальные проблемы:падение рождаемости, безработицу, повальное пьянство целых регионов, пандемиинаркомании и СПИДа, всё возрастающее социальное неравенство и рост радикальныхнастроений в обществе. (Информация к размышлению: демографы установили, что принынешних темпах распространения наркомании и СПИДа валовый национальный продуктРоссии в ближайшие 5-7 лет может сократиться на 20% по сравнению с нынешним - за счётубыли трудоспособного населения. Сильнее по стране ударить может, разве что, ядернаявойна. А теперь подсчитайте, сколько времени российские СМИ уделяют этим проблемам, асколько рассказывают нам о Саддаме Хусейне и “международных террористическихцентрах”.)Джеффри Пфейффер считает, что сегодня одним из наиболее важных источников властиявляется способность назначать повестку дня, определяя, какие проблемы будутобсуждаться, какая информация будет широко распространяться, а какая - замалчиваться.Например, политику “закручивания гаек” легко навязать обществу, связывая её с ежедневнопередаваемыми в прайм-тайм сообщениями об убийствах и грабежах. После регулярного иподробного освещения террористических актов можно заявить, что “террористическаявойна” объявлена всем нам, всей России. Мол, нация должна объединиться вокруг “спасителяотечества”.В настоящее время информация превратилась в инструмент власти, а последние достиженияв области технологий пропаганды делают её ключевым элементом социального господства.Именно поэтому информация сегодня поступает к потребителю в препарированном виде.Искусственно создавая “актуальные проблемы”, средства массовой информации навязываютопределённые правила прочтения социальных отношений, выгодные власть имущим.Неосведомлённость граждан позволяет оказывать через СМИ скрытое регламентирующеевлияние на интеллект, эмоции, волю людей.Создание угрозыЕще один приём “стратегического” характера, воздействующий на эмоции массовойаудитории. Его главная задача - любым способом заставить нас бояться. Деморализованныеи запуганные люди делают или хотя бы одобряют действия, которые этим людям вовсе невыгодны. Чаще всего технология следующая. Иллюзорная или реально существующаяопасность какого-либо явления (например, терроризма) многократно усиливается идоводится до абсурда. СМИ устраивают истерию по поводу очередной “глобальной угрозы”,вызывая у людей массовый страх с целью создания благоприятной обстановки дляманипуляции массовым сознанием - прежде всего, в политических целях. Например, дляприведения к власти “крутого” полковника, обещающего замочить всех подонков в сортире.Эта технология давно и успешно используется западной пропагандой. Если раньше вкачестве пугала для благополучного западного обывателя выступала “советская угроза” -тамошняя пропаганда и масс-культура красочно изображали страшных бородатых русских скрасными звездами на шапках-ушанках, хлебающих водку прямо из горла, - то сейчас этароль возложена на опять таки бородатых “исламских террористов” в чалмах. Меняютсявремена и люди, но пропагандистская технология “создания глобальной угрозы” остаетсянеизменной. Она - важное средство сплочения обывателей вокруг власти. До смертизапуганный очередным “врагом всего цивилизованного мира”, народ начинает, подобномаленькой собачонке, жаться к сапогам своих правителей - помилуйте нас, грешных, испасите… Поэтому под прикрытием очередной страшной угрозы (будь-то бородатый УсамаБен-Ладен, антиглобалисты или летящий в космосе астероид, грозящий столкнуться сЗемлёй) власть имущим очень удобно обделывать свои дела и отвлекать вниманиеобщественности от актуальных политических проблем. Виртуальный мир (например, война вЧечне или Афганистане), созданный СМИ, становится обывателю гораздо ближе и важнее,чем безработица или коррупция правящей верхушки в собственной стране. В этом даннаятехнология созвучна с пропагандистским приёмом Отвлечения внимания. Создание угрозы -одно из самых сильных средств манипуляции сознанием и отвлечения вниманияобщественности от махинаций верхушки.“Переориентирование агрессии - это самый простой и самый надёжный способобезвредить её. Она довольствуется эрзац-объектами легче, чем большинство другихинстинктов, и находит в них полное удовлетворение” (Конрад Лоренц, “Агрессия”).Ещё это - эффективное средство аккумулировать негативную энергию общественногонедовольства и переключать её на “безопасные” или выгодные цели. В социальнойпсихологии метаморфозы подобного рода нередко обозначаются как “поиск козлаотпущения”.“Сегодня пугало врага всё ещё является очень сильным средством демагогов для созданияединства и воодушевляющего чувства принадлежности”, - читаем всё там же, у КонрадаЛоренца.“Patriotism versus terrorism” (Патриотизм против терроризма) - самый популярныйпропагандистский лозунг в США после терактов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. Страхтерроризма, психологический шок после терактов и последовавший за ним взрывпатриотических чувств американцев (психологический эффект компенсации), были активноиспользованы для внедрения в массовое сознание “образа врага”. При этом объектамипрактического “приложения” патриотизма стали не только непосредственные виновникитерактов, но и все неудобные для Соединенных Штатов политические режимы. Нынешние“антитеррористические операции” нередко направляются против региональных движений,которые выступают против засилья транснациональных корпораций или отвергают принципмировой гегемонии США. Так что, если вы, не дай Бог, отвергаете диктат “страны равныхвозможностей” на мировой арене, у вас сегодня есть все шансы быть “назначенным” втеррористы.При этом людей постоянно загоняют в зауженное восприятие. Предлагается простые ярлыкии бесхитростные формулы. Например, достаточно произнести заклинание - “борьба стерроризмом” - и уже ничего не нужно анализировать, объяснять народу. Всё становитсяпонятным “само собой”. Совершенно бессмысленное словосочетание “международныйтерроризм” сегодня стало универсальным аргументом, своеобразной индульгенцией, спомощью которой “благословляются” любые политические разборки. Кто контроль наднефтяными месторождениями устанавливает, кто утихомиривает мятежные провинции, ктопод шумок разделывается со своими политическими противниками… Разумеется, всё подлозунгом “борьбы с международным терроризмом”.Создание угрозы очень часто практикуется во время избирательных кампаний. Это -краеугольный камень современных политтехнологий. Социологические исследованияпоказывают, что самая многочисленная часть электората никого из кандидатов не считаетподходящим на высокий государственный пост. А поскольку выбирать обычно приходитсямежду плохим и очень плохим, при необходимости выбирать из двух малоприемлемых людисклонны выбирать меньшее зло. Отсюда вывод: оппонента нужно выбирать заведомо хуже и“страшнее” себя. Здесь главное - доказать избирателям, что в случае прихода к власти вашегосоперника жизнь обязательно ухудшится, в случае же вашей победы - как минимум останетсяпрежней. Поэтому, как писал один немецкий политик - выбор врага, это слишкомответственная процедура, чтобы доверять её воле случая… Как всегда, наилучшиевозможности для этого имеются у государственных структур. Контролируя госаппарат иСМИ, кандидат “от власти” имеет большие возможности манипулирования электоратом. Онине только делают его фаворитом, но и позволяют выбирать себе наиболее удобногосоперника. Так, на постсоветских просторах принято пугать народ угрозой “коммунистическогореванша”. Аккурат перед выборами мотивация “плохих коммунистов” подкидываетсяпроправительственными СМИ в материалах, показывающих отрицательные стороныкоммунистического прошлого. Накануне голосования по телевидению демонстрируютсяфильмы о сталинских репрессиях и т.д. В общем, давно холодный коммунистический трупвовсю потчуют электрическими разрядами (подобно обезглавленной лягушке в школьномкабинете анатомии), чтобы он начал дергаться и выглядел как живой. В то же времяприлагаются все усилия, чтобы нейтрализовать настоящих соперников, а слепленное пугаловыставить в качестве самого реального оппонента. Если выборы имеют несколько этапов, этодостигается путём вывода в решающий тур кандидата от власти и заведомо “непроходного”представителя псевдооппозиции.В то же время говорится о том, что “наш кандидат” (обычно это действующий главагосударства) - наиболее подходящая альтернатива “вечно вчерашним” и у него естьположительный президентский опыт. Посредством новостей и публицистических программего показывают как опытного хозяйственника, заботливого Президента, который уделяетвнимание многим сферам общественной жизни. В общем, “Альтернативы нет!”.В Западной Европе для этих целей эффективно используется страх населения передультраправыми. Самый свежий пример - президентские выборы 2002 года во Франции, когдаэтот страх целенаправленно внушался с помощью масс-медиа. Политическими кругами,близкими к президенту Шираку, была развёрнута грандиозная кампания по подрыву влияниясоциалистов (реальных соперников на выборах) и выводу во второй тур голосованияЖ.М.Ле-Пена - представителя ультраправых. Одновременно проводилось массовоезапугивание французов угрозой наступающего нацизма. В то же время тот факт, что впервом туре 11% голосов (всего лишь чуть меньше, чем ультраправые и социалисты)получили троцкисты, т.е. ультралевые экстремисты, вообще не освещался в СМИ. Как и то,что после успеха Ле-Пена ультралевые устроили грандиозные погромы на улицах,приведшие к многочисленным жертвам. То есть проблема реально существующегоэкстремизма вообще не получала должного анализа. Это свидетельствует оцеленаправленном характере проводившейся операции. Результат: во втором туре ЖакШирак одержал убедительную победу. По меткому выражению лидера социалистов,французы были вынуждены “с прищепкой на носу” проголосовать за Ширака. В итоге у руляФранции стал человек, которого четверо из пяти французов не хотели видеть своимпрезидентом. Пропагандистская технология “создания угрозы” обладает колоссальнойэффективностью.Приём создания угрозы широко используется и коммерческой рекламой. Сегодняшняяреклама очень успешно эксплуатирует наши страхи и психологические комплексы, которыесама же и создает: “Обязательно пользуйтесь суперэффективной зубной пастой , а не товаши зубы съест кариес…”.Социальное одобрение“А сейчас - рекламная пауза!” Эта сакраментальная фраза всем нам хорошо известна.Ведущие развлекательных шоу обычно предваряют ею очередной рекламный блок,прерывающий телепрограмму. Возможно, вы обратили внимание, что произнесениевышеназванного заклинания неизменно сопровождается “реакцией зала”: продолжительнымиаплодисментами и одобрительными возгласами сидящей в студии публики. Зачем этоделается? Просто телевизионным боссам хорошо известны результаты социально-психологических исследований. Оглушительные аплодисменты и приветственные возгласыслужат в качестве социального одобрения. Это сигнал, говорящий нам: “Все соглашаются сэтим сообщением, и тебе следует поступить так же!”. Это один из способов “отключения”психологической защиты у человека, воспринимающего рекламное сообщение. Такимобразом пытаются минимизировать наше раздражение от того, что интереснаятелепрограмма прерывается тупыми (иногда) и примитивными (чаще всего) рекламнымироликами.Социальное одобрение - один из психологических автопилотов, которыми нас в избыткеснабдила матушка-природа. Согласно этому принципу мы определяем, что является хорошими правильным, наблюдая, что считают хорошим и правильным другие люди. Действия тех,кто нас окружает, во многом определяют наше мнение и поведение. Когда множество людейделает одно и то же, мы готовы допустить, что, возможно, они знают нечто такое, чего незнаем мы. А значит, следует побыстрее присоединиться к большинству, чтобы не остаться вдураках. Главную роль в нашем мышлении начинает играть стадный менталитет. Тут-то икроется психологическая ловушка.Подобная техника используется издревле продавцами чудодейственных лекарств иразнообразными целителями, подсаживавшими в аудиторию зазывал, притворявшихся, будтоони вылечились от недуга, и поющих дифирамбы в адрес “спасителей”. Политики проводятпубличные выступления, привлекая к участию в предвыборных митингах т.н. “группыподдержки”. Такие группы всегда располагаются около трибуны и приветствуют своегопатрона громкими аплодисментами и одобрительными возгласами. Телевизионныепродюсеры вставляют в свои коммерческие шоу записанные на пленку смех и аплодисменты(фонограммы смеха заставляет телеаудиторию смеяться дольше и чаще, даже еслипредлагаемый юмор самого низкопробного качества). Рекламодатели нанимают актёров,чтобы те играли роли простых людей, расхваливающих тот или иной продукт; изображаютпродвигаемые товары в качестве пользующихся большим спросом (рекламный ролик, гдедомохозяйки в супермаркете жестоко дерутся за обладание последней упаковкой“эксклюзивного” стирального порошка и т.д.). Кстати, во время съёмок юмористическихтелепередач и новогодних “голубых огоньков” гости студии также смеются и аплодируют непо-настоящему, а понарошку, то есть на камеру. А потом их крупные планы монтируют какреакцию на выступления коллег.Подобные ситуации призваны создать впечатление, что большинство людей действует такимобразом, каким хотят заставить действовать вас. Во всех вышеперечисленных случаяхбросается в глаза открытый характер мошенничества. Организаторы обычно даже не считаютнужным скрывать его. Психологический автоматизм социального одобрения очень силён, оннастолько глубоко сидит в нас, что работает даже тогда, когда мы хорошо осознаём сам фактпропагандистской манипуляции. Психолог Роджер Фюллер (R.Fuller) установил, чтофонограмма смеха заставляет большинство людей смеяться и тогда, когда они знают, чтосмех искусственный, смоделированный на компьютере.Вариантом социального одобрения выступает т.н. Рейтингование - публикацияпсевдосоциологических рейтингов с целью убедить нас, что определённого политика илиизбирательный блок “любит” большинство населения страны и собирается за негоголосовать.Противоположным социальному одобрению является пропагандистский приём социальногонеодобрения. Он используется для создания иллюзии осуждения действий тех или иныхсубъектов со стороны общественного мнения. Осуществляется, например, подборомнегативных высказываний “лидеров мнения”, представителей различных слоёв населения,“простых людей с улицы”, соответствующих данных социологических опросов и т.п.Сросшиеся предложенияМетод “сросшихся предложений” предназначен для обхода критичности восприятияпропагандистского сообщения. Он создаёт один смысловой ряд из нескольких, не связанныхмежду собой, информаций. Все эти информации в отдельности являются правдой, но ихсоединение в результате даёт искажённое представление о событии. Т.е. это ещё один примериспользования псевдологических причинно-следственных связей, дополненных“фактографической пропагандой”.Сообщение CNN во время войны в Югославии (начало 1990-х годов): “Второй день междусербами и албанцами идёт перестрелка. По некоторым данным, у сербов на вооруженииимеются тяжёлые миномёты. Одна из выпущенных мин попала в здание детской больницы.Погибло двое маленьких детей”. Вся эта информация подаётся слитно, как единоесообщение. Каждый нормальный человек в результате приходит к выводу, что сербы изминомётов обстреляли детскую больницу и в результате погибли дети. Возмущённоемировое сообщество осуждает зверства сербской военщины. Через несколько днейвыясняется, что перестрелка действительно была, но миномётов у сербов нет, минавыпущена с мусульманских позиций, а дети погибли от снайперских выстрелов с хорватскойтерритории. Но уже поздно - пропагандисткая “утка” успешно запущена.На технике сросшихся предложений построены многие рекламные и предвыборные лозунги.Нередко они включают в себя и дополнительный директивный компонент. “Сейчас высмотрите в наши глаза, поэтому сможете проголосовать за нас”, - предвыборныйтелеролик. “Вы можете стать в жизни победителем. За вашей кожей должен бытьнадёжный уход” (реклама мужского одеколона). Два никак не связанных между собойсобытия объединяются в одно целое и воспринимаются получателем информации какпричинно-следственная последовательность.Упреждающий ударЧаще всего представляет собой упреждающий выброс негативной информации. Его задача -вызвать реагирование противника заранее и в более выгодном для себя контексте. Этот приёмнередко используют властные структуры, чтобы нейтрализовать критику предстоящихнепопулярных решений. В данном случае власти сами организовывают “случайную” утечкунегативной информации, чтобы стимулировать проявления общественного негодования. Этоделается для того, чтобы заранее “выпустить пар” у всех недовольных. Ко временинаступления “Дня Х” костёр народного гнева уже успеет погаснуть. К моменту принятиясоответствующего решения люди устанут протестовать и воспримут действия властииндифферентно.Во время выборов примером такого рода является упреждающая публикация компромата,относительно безопасного для конкретного кандидата. Таким образом удовлетворяетсяпотребность электората в “клубничке”. Цель - снизить существующий интерес избирателей кинформации такого рода. Последующие публикации гораздо более острых материалов,которые, возможно, будут инициированы политическими противниками, уже не привлекутбольшого внимания - избиратель уже наелся “чернухой” и больше не реагирует на неё.Ядовитый сэндвичЭтот пропагандистский приём активно использует возможности психологического влиянияза счёт структуризации текста. Всегда предпочтительнее не лгать, а добиться, чтобы человекне заметил “ненужной” правды.Коммуникатор даёт позитивное сообщение между негативным предисловием и негативнымзаключением. При наличии определённых способностей и опыта коммуникатора,положительное сообщение как бы исчезает от внимания аудитории.Очень хороший приём, активно используемый теми СМИ, которые претендуют на“объективное освещение событий” и стремятся создать себе имидж в стиле “только факты,ничего кроме фактов”. При таком структурировании событий объективность формальнособлюдена, но эффект “ненужных” сообщений девальвирован.Обратным к предыдущему является т.н. “Сахарный сэндвич”. Негативное сообщениемаскируется положительным вступлением и положительным заключением.Перечисленные выше приёмы и методы достаточно просты и очень эффективны. Так чтожелаем вам успехов. Вот только в чём?Цитируемые источники:1. Arkes, H. R., Boehm, L. E., & Xu, G. Determinants of judged validity. Journal ofExperimental Social Psychology, 27, 1991, р. 576-605;2. Collon, M. Monopoly: L`OTAN à la conquète du monde. EPO, 2000;3. Cialdini, R. B. Influence: science and practice. Allyn and Bacon, 2001;4. Festinger, L., & Maccoby, N. On resistance to persuasive communications. Journal ofAbnormal and Social Psychology, 68, 1964, р. 359-366;5. Fuller R. Effects of group laughter on responses to humorous materials: A replication andextension. Psychological Reports, 1974. p. 531-534;6. Hart, R. P. The sound of leadership. Chicago: University of Chicago Press, 1987;7. Hennigan, K., Heath, L., Wharton, J. D., Del Rosario, M., Cook, T. D., & Calder, B. Impactof the introduction of television on crime in the United States: Empirical findings andtheoretical implications. Journal of Personality and Social Psychology, 1982;8. Herzstein, R. E. The war that Hitler won. New York: Paragon House, 1987, p. 31;9. Lippmann, W. Public opinion. New York: Harcourt, Brace. 1984;10. Lockerbie, В., & Borrelli, S. A. Question wording and public support for Contra aid, 1983-1986. Public Opinion Quarterly, 1990, 54, p. 195-208;11. Iyengar, S. Is anyone responsible? How television frames political issues, Chicago: 1991;12. Iyengar, S., & Kinder, D. R. News that matters, Chicago: University of Chicago Press. 1987;13. McCombs, M. E., & Shaw, D. L. The agenda setting function of mass media. Public OpinionQuarterly, 36, 1972, р.176-187;14. Petty, R. E., Wells, G. L., & Brock, Т. С. (1976). Distraction can enhance and reduceyielding to propaganda: Thought disruption versus effort justification. Journal of Personalityand Social Psychology, 34, 1976, р. 874-884;15. Pfeffer, J. Power in organizations, Cambridge, MA: Ballinger. 1981;16. Pratkanis, A. R. Propaganda and persuasion in the 1992 U.S. presidential Jelection. 1993;17. Pratkanis, A., & Aronson, E. Age of propaganda: The everyday Use and Abuse ofPersuasion. W.H. Freeman & company. New York, 2001;18. Quoted in Dilenschneider, R. L. Power and influence. New York: Prentice Hall., 1990;19. Rogers, E. M., & Dealing, J. W. Agenda-setting research: Where has it been, where is itgoing? In J. A. Anderson (Ed.), Beverly Hills, CA, 1988;20. Zajonc, R. B. (1968). The attitudinal effects of mere exposure. Journal of Personality andSocial Psychology (monograph supplement), 9, 1968, p.1-27;21. Wiils, G. The CIA from Beginning to End, The New York Rewiew of Books, January 22,1976, p. 26;22. Бунич И. Операция “Гроза”. - СПб., 1998, стр.189;23. Эйджи Ф. За кулисами ЦРУ. - М., 1979;24. Войтасик Л. Психология политической пропаганды. - М., 1981;25. Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. - “Орияны”. Киев, 2000;26. Лоренц К. Агрессия. - “Прогресс”. М., 1994;27. Морозов А.М. Психологическая война. - Киев, 1996;28. Почепцов Г. Психологические войны. - “Рефл-бук”. М., 1999;29. Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. - М., 1980;30. Яковлев Н. ЦРУ против СССР. - “Правда”. М., 1983, стр. 139-141.2002 г.